live
06:30 "Утомлённые славой". Документальный цикл [16+]
06:30
"Утомлённые славой". Документальный цикл [16+]
07:00
Новости
07:05
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
08:05
Новости
08:10
"Легенда о Брюсе Ли". Художественный фильм. Китай, 2009 [16+]
11:55
II Европейские Игры. Стрельба пулевая. Винтовка. Смешанные команды. Финал. Прямая трансляция из Белоруссии
12:55
Новости
13:00
Футбол. Кубок Америки. Эквадор - Япония. Трансляция из Бразилии [0+]
15:00
II Европейские Игры. Велоспорт. Шоссе. Мужчины. Гонка с раздельным стартом. Финал. Прямая трансляция из Белоруссии
16:00
II Европейские Игры. Дзюдо. Смешанные команды. Прямая трансляция из Белоруссии
17:30
Новости
17:35
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
18:20
"Страна восходящего спорта" [12+]
18:40
"Легко ли быть российским легкоатлетом?". Специальный репортаж [12+]
19:00
"Мастер спорта с Максимом Траньковым" [12+]
19:10
Смешанные единоборства. Афиша [16+]
19:40
Новости
19:45
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
20:30
II Европейские Игры. Трансляция из Белоруссии [0+]
21:00
"Дархэмские быки". Художественный фильм. США, 1988 [16+]
23:00
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
23:30
"Молодая кровь". Художественный фильм, США, 1986 [16+]
01:35
Профессиональный бокс. Х. Ф. Эстрада - С. С. Рунгвисаи. Бой за титул чемпиона мира по версии WBC во втором наилегчайшем весе. Трансляция из США [16+]
04:00
Гонки на тракторах. "Бизон трек шоу 2019" [0+]
05:40
"УГМК. Совершеннолетие ". Специальный репортаж [12+]
06:00
"Вся правда про ...". Документальный цикл [12+]
06:30
"Утомлённые славой". Документальный цикл [16+]

«У нас был только один сговор — позавтракать». Кокорин и Мамаев выступили в суде: как это было

Очередное заседание суда.
  • Около семи месяцев назад началось следствие по делу братьев Александра и Кирилла Кокориных, Павла Мамаева, Александра Протасовицкого. Молодые люди 8 октября поучаствовала в двух драках.
  • В деле более 40 свидетелей. На предыдущих заседаниях выступили очевидцы и участники драк около клуба «Эгоист» и в «Кофемании». В частности, суд допросил пострадавших от действий компании Виталия Соловчука, Дениса Пака и Сергея Гайсина.
  • После допроса посмотрели четыре жутких видеозаписи разборок с Соловчуком. Также были просмотрены записи из «Кофемании».
  • Сегодня в суде выступали футболисты. Первым был Павел Мамаев — его речь оказалось очень искренней.
  • Александр Кокорин рассказал про любовь к автомобилям (серьезно), про поцелуи в кафе, про драку с Паком.
  • Кирилл Кокорин был самым милым. Тепло отзывался о брате и говорил, что за своих друзей — и в огонь, и в воду.
  • Следующее заседание — 6 мая. Ожидается, что оно станет последним. Там будет все: прения и последнее слово

Предыдущие заседания:

«Все на Матч!»: итоги 11-го дня судебного процесса по делу Кокорина и Мамаева

Онлайн:

21:50. На сегодня все. Следующее заседание — 6 мая. Ожидается, что оно станет последним. Там будет все: прения и последнее слово. А приговор - в другой день объявят.

21:28. Снова про корейскую музыку.

Протасовицкий говорит, что они хихикали над гангнам стайл в своем кругу. Просто так. А только потом увидели Пака за соседним столом. На что Пак тут же среагировал, спросил, над ним ли они смеются. Протасовицкий ответил: «Извините, но вы похожи на одного артиста», тот в ответ оскорбил их. 

Дальше — по-старому. А завершилось все по версии Протасовицкого обоюдными извинениями.

Фото: Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru

21:20. Протасовцкий всех сдерживал, оказывается. Но что-то пошло не так.

— Моя задача была не допустить избиения. Что мне удалось. Мы даже с Кокориным на повышенных тонах поговорили об этом. Я его сдерживал, но он думал, что собираюсь побить.
— Около машины, когда почти все закончилось, я расставил руки и постарался защитить водителя. Боялся, что драка возобновится. Не хотел, чтобы его били массово. Но в какой-то момент Соловчук оскорбил и меня. Назвал словом на букву «п». Меня это просто вывело из себя, я его пытаюсь защитить, а он меня матом называет. И я ударил его рукой. Дважды.

21:00. Последнее выступление на сегодня — Протасовицкого. Для начала немного личного.

Протасовицкий рассказывает про детство, про футбол. В 20 лет получил «кресты», после двух операций вернуться не смог. Остался на любительском уровне и тренировал детскую районную команду.

В остальном та же история — про петухов и так далее.

20:37. Покаяние от Кирилла Кокорина. И умное слово бонусом.

— Если бы ситуация повторилась, то, конечно, я бы сделал все по-другому. Мне стыдно. Очень стыдно. Они старше меня. Мне не следовало так поступать. Я готов нести наказание, ваша честь.

— Зачем вы побежали за Соловчуком?

— Потому что он оскорбил моих друзей. А я за них и в огонь, и в воду.

— Так зачем вы побежали?

— Сатисфакция, — неожиданно говорит Кирилл. — Хотел сначала с ним поговорить, а потом, когда он меня ударил, хотел и сам его ударить, признаю.

20:30. Прокурор спрашивает о том, как он давал первые показания. Кирилл рассказывает, как его забрали.

— Ко мне ворвались в квартиру в час ночи, сказали: «Собирайся!» Я без вопросов собрался и поехал. Приехали часа в три, прождал там еще часа два, пока они из кабинета в кабинет ходили.

— Что в вашем понимании ворвались?

— Ну, они тарабанили в дверь, я открыл — они зашли. Как это назвать?

— Зашли.

— Хорошо, заявилось в гости.

— Пак говорил, что слово на букву «у» он не произносил. Почему вы не спросили у него на допросе, зачем он вас оговаривает?

— У меня для этого есть защитник. Слава спрашивал, а я в юриспруденции не силен. Да и что спрашивать, если он пришел и с пяти листков прочитал все показания. Если вам интересно, я могу сказать свое мнение. Я в свои 19 отлично понимаю его мотивы.

20:20. Вернулись. Прокурор допрашивает Кирилла. Как всегда: очень нагло и с провокацией в каждом вопросе. Профессионально, в общем. 

20:13. 5 минут перерыв. Дальше вопросы прокурора для Кирилла (будет интересно). Плюс выступление Протасовицкого.

20:05. Видно, что парень очень раскаивается. Разговаривает на удивление просто и понятно. А Барик (его же собственный адвокат) как-то сомневался в его интеллектуальных способностях. И еще он с такой теплотой говорит о брате.

— Я не отрицаю. Я виноват. Не сдержался. Не только себя подставил своими действиями, но и семью, брата, ребят. Я извинялся перед Паком, но не знаю, нужны ли мои извинения.
Кирилл Кокорин / Фото: © РИА Новости/Алексей Куденко

20:00. В конце Кирилл тоже сказал, что Кокорин с Паком пожали руки. Но сам Пак на допросе утверждал обратное.

— Когда все случилось, ты оскорблял кого-то?

— Да нет.

— Угрожал?

— Да нет.

— Ты извини, но я должен это спрашивать. Тебя кто-то толкал?

— Да. Когда Пака окружили какие-то люди, я хотел к нему притиснуться, просто поговорить, почему вообще так вышло. Но меня оттолкнул какой-то взрослый мужик лет 50. Оказалось, мастер спорта по боксу. Это он сам мне сказал. Типа: «Ты лучше уйди».

— Тебя это впечатлило?

— Ну конечно. 

— Расскажи про снимающих в кафе.

— Я услышал как кто-то сказал: «Снимают». Я повернул голову и увидел человека, который стоял и снимал. Я пошел к нему. Я волнуюсь за брата, за его честь, карьеру. Даже сейчас журналисты пишут про чек.

— Что было дальше?

— Я подошел и сказал, чтобы тот удалил запись. Он сказал: «Я не снимал». Ну, я же не дурачок, видел, что он снимал, а потом положил телефон в карман.

19:50. Теперь Кирилл Кокорин рассказывает о случившемся: «Я не выдержал слов Пака. Второй инцидент за утро!»

— Мы сели за стол. Пили? Лично я не делал заказ, но передо мной стоял полный бокал пива, не знаю, может, сделал глоток.

— Как вы себя вели?

— Вроде нормально. Не по-хамски точно. Шумно? Ну, компания человек 12, понятно, что громче, чем если бы нас было двое. Брат ругал меня за конфликт с Соловчуком, он это очень умеет.

— Что сказал?

— Что будут проблемы, если еще раз такое увидит. Пака я впервые увидел, когда он начал разговаривать с Протасовицким.

— Среди твоих друзей есть люди других национальностей?

— Да вот чеченцы сидят! (Показывает на парня в зале.)

— Как относишься к творчеству Псая?

— Он молодец. У него в ютубе мировой рекорд.

— Шутка про сходство Пака и Псая обидна?

— Меня тоже много с кем сравнивают. Тем более Псай очень известный, талантливый певец. Никакой издевки в нашей шутке не было. Он спросил, над ним ли мы смеемся. Протасовицкий сказал:  «Извините, но вы похожи на певца. Ничего личного». А Саша (Кокорин) сказал: «Все нормально, мы скоро уходим». Но тот уже обиделся. Демонстративно хлопнул ноутбуком и назвал нас нецензурным словом. На «у». Я не выдержал. Второй инцидент за утро! Подошел к нему, спросил, нам ли он это, и он повторил еще раз.

— А потом что?

— Саша ударил его стулом.

— А ты?

— Я дал пощечину.

— По 10-бальной шкале какой силы удар?

— На четверку.

19:45. Адвокаты и Кирилл снова пытается понять этимологию всем надоевшего слова.

— Как ты понимаешь выражение «петух»?

— Мужчина, которого унизили в сексуальном плане. Без его согласия. В тюрьме.

— Кого он назвал так?

— Думаю, Мамаева и Кокорина. Там от них исходил вопрос: «Почему ты нас назвал петухами?» Причинно-следственная связь. Я понял, что он говорил о них. Соловчук вел себя очень уверенно

— Было обидно за брата?

— Я очень чувствительно к таким моментам отношусь. Знаю, какой он человек. Это было очень несправедливо. Я видел, как Паша взял его то ли за грудки, то ли за шею. Чтоб Соловчук прекратил это повторять. Тот в ответ его ударил. Я это видел. Если бы Пашка занимался какими-то боевыми искусствами, то кто бы победил в противостоянии с Соловчуком — момент спорный. Но он просто футболист и по габаритам уступал водителю.

— Ты испугался за Мамаева?

— Ну, мало ли. Водитель так уверенно себя вел. Кто знает, вдруг у него в кармане нож. Дальше Паша и я побежали за водителем. Он как-то то ли оттолкнут Мамаева, то ли еще что-то, но тот упал. Я бежал один, он как-то внезапно остановился и ударил меня куда-то сюда (показывает на ключицу). Кажется, еще челюсть зацепил. Мне было не столько обидно, что меня ударили. А, скорее то, что он оскорбил старших товарищей, ударил Пашу. Конечно, когда он меня ударил, я почувствовал злость.

— Когда он лежал, ты наносил ему удары?

— Может, пару. Или три. В корпус.

— А когда Соловчук был на ногах, ты его бил?

— Попытался нанести удар ногой.

— Удалось?

— Не-а. Не попал. Конечно, я сожалею. Раскаиваюсь. Он же старше, меня воспитывали хорошо, перед ним неудобно. После задержания я извинился. Он просто стоял с адвокатами, я подошел и попросил прощения.

19:40. Репортаж с заседания суда.

Открыть видео

19:25. Теперь выступают адвокат Барик и Кокорин-младший. Брат форварда «Зенита» говорит о том, что учился каждый день, но ведь была информация, что его отчислили. Пока не очень верится.

— Занимался футболом, потом закончил, пошел в университет, перевелся в другой, там учился на финансиста, но попал в тюрьму… Хотел бы продолжить учиться и общаться с родителями. С братом мы очень близки — с самого раннего детства. Он играет огромную роль в нашей жизни. Я не всегда веду праздный образ жизни, а если так происходит, то получаю от него. Но он в Питере, а я в Москве. Видимся не так часто.

— Скучаете друг по другу?

— За него не могу сказать. А я очень скучаю.

— Что было в тот день?

— Это было воскресенье. У меня единственный выходной на той неделе. Отсиживать каждый день по три-четыре пары… до обеда, а иногда и часов до пяти… Плюс я любительским футболом занимаюсь. Никаких особых планов в тот день не было. Я встретил ребят на вокзале, они сказали, что поедем в «Сикрет рум».

— Что ты делал там?

— Ничего. Музыку слушал, общался.

— Выпивал?

— Нет, я же за рулём. Потом перебрались в «Эгоист».

— Там выпивал?

— Порцию виски.

— Опьянел?

— Нет. Нормальный был. Я стоял у «Эгоиста» с Кареном и девчонками. Они там начали что-то спорить, я подумал: «Да что их слушать». Увидел ребят с каким-то человеком. Пошел туда. Услышал: «Кого ты назвал петухами»?

— Дальше?

— Я потрогал его по плечу. Спросил: «Ты так их называл?» Он посмотрел на меня и сказал: «А ты вообще иди отсюда».

18:45. Перерыв.

18:40. Кокорин говорит, что на первом допросе его оскорбил следователь. Подробностей пока нет.

18:25. Еще про Соловчука от Кокорина. Ребята искали его, чтобы извиниться и помочь. 

— Когда Соловчука подвели к машине, я увидел кровь, по-человечески мне было его жалко. Я даже не позволил себе его оскорбить ни разу.
— 8-го вечером мы увиделись с Пашей и Геной Куропаткиным. И пытались найти Соловчука, звонили в больницы, просто искали его.

17:58. Начинается прессинг от прокурора.

— Кто в вашей компании доминирует?

— Никто. У каждого есть мнение, — говорит Кокорин.

— Чье мнение наиболее важно для вашей компании?

— Наших семей.

— При чем тут родственники? И вы не могли бы поменять положение? Я не вижу ваших глаз.

— Конечно (сделал шаг вправо).

17:53. По поводу обвинений Пака на национальной почве.

— У меня, — продолжает Кокорин. — даже есть празднование гола, где я танцую этот танец. Я с юности играю с ребятами из разных стран. На иждивении у меня маленький ребенок (2 года в июне), родители и брат.

— А вы со своим иждивенцем в «Кофемании» обсуждали эпизод с Соловчуком? — вступает Барик. В зале хохот.

— Да.

— Что ему сказали?

— Ругал его.

17:48. Про съемку в кафе:

— Я подошел к кому-то. Сказал: «Тут такое происходит, лучше б помог, а ты снимаешь». 

Про адские чеки:

— Стол в заведении стоил около 250 тысяч, это депозит. То есть ты можешь взять бутылку воды и заплатить столько. Это вовсе не значит, что мы на столько нагуляли.

17:42. В истории появляется чиновник. Кокорин утверждает, что они пожали руки после конфликта.

— Вы заметили приход Пака?

— Нет, — отвечает Кокорин.

— А когда заметили?

— Когда Протасовицкий сказал ему: «Извиняюсь, но вы похожи на корейского исполнителя». Но не было такого, чтобы мы сидели и прям обсуждали, как Пак похож на Псая. Я могу предположить что кто-то из нашей компании заметил это, но не больше.

— Как отреагировал Пак?

— Думаю, ему это было неприятно. О чем он сразу сказал Саше (Протасовицкому. Имеется ввиду фраза: «А вы на ******* [болванов]. — «Матч ТВ»). Дальше я увидел, что Кирилл уже с ним разговаривает. Я взял стул, хотел подсесть и поговорить. Спросил, нам ли он это. Он сказал, что да — и повторил. Я машинально его ударил. Не думаю, что он поднял руку, потому что закрывал голову. Скорее всего, он просто вообще не хотел, чтоб его били стулом.

— Потом что делали?

— Взял стул и отошел. Куропаткин стоял рядом, попытался у меня выхватить стул.

— Попыток повторить не предпринимали?

— Со стулом? Нет. Потом мы своей компанией ушли в другой зал, искали телефон Паши, он оказался у меня в кармане. Мне было очень неудобно и перед Паком, и перед кафе. Я извинился перед администратором, мы пожали руки. Потом я подошел к Паку и тоже попросил прощения. Он тоже сказал, что извиняется за свои действия, что не ожидал, что могут быть такие последствия. Мы пожали руки.

— Этого не было видно на камере. Поясните?

— Думаю, там просто не видно.

— Что потом?

— Мы уехали.

— Перед Паком сколько раз извинялись?

— Уже раза четыре. На следующий день я через знакомых нашел его номер и написал СМС. Я представился, еще раз извинился и сказал, что хотел бы с ним поговорить. Но ответа не последовало.

17:31. Теперь форвард «Зенита» рассказывает про «Кофеманию». И говорит о том самом моменте, когда девушка садилась ему на колени. 

— Я приехал первый и узнал, что ребята уехали не в ту «Кофеманию», на Кутузовском. Потом все собрались на Никитскую. Хорошо знаю это кафе, бывал там. Когда пришел, сразу выбрал столик в самом углу, там никого не было.

— Допускали громкие нецензурные выражения?

— Если только для связки слов, или когда обсуждали произошедшее с Соловчуком.

— Ноги на стол клали?

— Я — да, один раз.

— С какой целью?

— За себя могу предположить, что из-за усталости.

— Зачем Бобкова садилась вам на колени?

— Самый лучший вопрос. Я смотрел видео и тоже не понял, зачем Бобкова, а потом Куропаткин садились на меня. Выглядело глупо. Оттолкнуть женщину? Наверное, не мог. Да и Куропаткин мой друг.

— Вы целовались с Бобковой?

— Инициативу она проявляла, сто процентов. Было же видео, кто на кого садился. Целовались? На видео я этого не видел, но не буду этого отрицать.

(В этот момент Даша опустила голову и уставилась в пол.)

17:20. Кокорин уличил Соловчука в неумение различать цвета.

— Хоть Паша этого не стал говорить, но Соловчук, кроме «хватит», обзывал его матерными словами. Это слышно на видео. Вообще Соловчук три раза менял показания. Я на очной ставке спросил водителя, видел ли он, что я его бил. Он сказал: «Да, вы были в белых кроссовках и били меня в грудь». Не знаю, зачем, но он так говорил. Я был в бежевых кроссовках с оранжевыми вставками.
— После всего Соловчук сказал, что извиняется. Его подняли около лестницы и довели до машины. Он сел и уехал. Мог ли он вызвать полицию? Конечно. Или мог попросить помощь, если она была ему нужна. Позже в ресторане мы обсуждали случившемся в контексте — с чего это вообще случилось? Спрашивали друг у друга: «А ты бы мог так сказать? А что бы ты на его месте сделал?»
— Я принёс свои извинения владелице машины. Она точно была не при чем. Мне, как любителю машин, этот эпизод очень не понравился.
— Соловчук вёл себя очень уверенно. По мне это была даже наглость: стоять и просто так в лицо мне и Паше повторять эти слова [про петухов].

17:11. Кокорин подтверждает версию Мамаева — первым ударил Соловчук. 

— Вышел из клуба. Паша сказал, что нас оскорбили. Я начал выяснять кто. Паша уже понимал, о ком речь. Подошли к машине, я хотел открыть дверь и пообщаться с Соловчуком, но дверь была заблокирована.

— Вы в Соловчука или в его машину что-то бросали?

— Нет. У меня в руках ничего, кроме телефона, не было. Когда он вышел, я спросил: «Почему ты обозвал меня петухом?» На что он четко ответил: «Это мое личное мнение. Я так считаю и вправе его высказывать». И жестами показывал на себя. После этого я попытался узнать, чтобы он конкретно объяснил, почему так считает. Дальше дословно его ответов я не помню. Он просто настаивал на своем. Но, по сути, диалог был ни о чем: я одно и то же спрашивал, он продолжал одно и то же отвечать. Я просто хотел, чтоб он извинился. Потом Паша взял его за подбородок. Он отмахнутся и ударил Пашу в челюсть.

— Как этот удар выглядел?

— По мне, снизу — вверх.

— Типа апперкот?

— Да. Мамаев 100 процентов отреагировал в ответ на удар. Если бы он извинился (водитель), то ничего бы не было.

— Если бы Соловчук остался при своем мнении?

— Ну, мы бы разговаривали, пока бы не появилась конкретика. То есть бить его никто не собирался.

— Почему вы удерживали Мамаева?

— Не хотел, чтобы что-то произошло.

— Был ли сговор? 

— У нас был только один сговор — позавтракать.

— Дальше.

— После того как Кирилл упал, я и Саша Протасовицкий спокойным шагом пошли туда.

— Отчего упал Кирилл?

— Не знаю. Толчок? Кирилл отлетел на два метра, это четко видно.

— Что там было?

— Они поднялись и побежали к Соловчуку. Когда мы подошли, он уже лежал.

— Сколько по времени он лежал?

— Минуты полторы-две.

— Вы видели, чтобы ему причиняли удары?

— Я это видел уже на видео, ставил замедленное и пытался разобраться.

Александр Кокорин / Фото: © РИА Новости/Владимир Астапкович

17:02. Теперь допрашивают Александра Кокорина. Начинает его адвокат — Ромашов. Много очень подробных вопросов, непонятно зачем задаваемых. Видимо, хотят подвести к чему-то. Кстати, Александр в футболке Louis Vuitton. Стильно.

— Какой период предполагает полная реабилитация после вашей травмы?

— Минимальная — 6 месяцев, а полная до двух лет.

— По сколько часов в день вы тренировались?

— Первые два месяца до 8 часов.

— А последующий период.

— Я присоединился к команде и тренировался в Питере.

— До происшествия 8-го числа вы были в отпуске?

— Не был.

— До завершения операции вы участвовали в играх?

— Мне предоставили возможность выдержать 6 месяцев, а дольше смотреть на состояние.

— До 8-го числа вы принимали участие в матчах?

— За 2 недели до этого меня начали потихоньку выпускать на поле.

— Когда матч 7-го числа закончился?

— Около 19 часов. После этого мы выбирали варианты: либо самолет, либо поезд. Мы выбрали сапсан. Приехали в 0:40 в Москву.

— После этого?

— Поехали в «Сикрет Рум».

— С какой целью?

— Собраться всей компанией, пообщаться. У меня за весь этот период реабилитации было 4 выходных. Вышли из «Сикрет рума» в 3 часа, дальше поехали в «Эгоист» и были там до 7.

— Вы не спали около суток?

— Получается, да.

— В «Эгоисте» употребляло алкоголь?

— Не скажу. Точно помню, что кушал. Но выпивал до этого в «Сикрет руме». Начиная с сапсана, я пил пиво.

— В «Эгоисте» к вам подходили?

— Да, там были знакомые ребята. Либо мы к ним подходили, либо они к нам. Перед выходом мы планировали позавтракать, а потом спать.

16:59. Судья продолжает спрашивать Мамаева. 

— Соловчук вас узнал?

— Он же говорил об этом на допросе.

— То есть вы полагаете, что это оскорбление было обращено к Кокорину Александру?

— Я скажу, из чего я так полагаю. Я к нему подошел и спросил: «Почему ты считаешь, что Кокорин петух?» Если бы он такое не говорил, то стал бы отрицать. Но он этого не сделал.

— Если оскорбление было не вам, то зачем вы вмешались?

— Я же не собирался изначально драться.

— А зачем вы вообще пошли?

— Идя туда, я не думал, что сейчас будет то, что в итоге случилось. Я задал водителю такой вопрос, потому что думал, что девушка что-то не так поняла.

— И что он сказал?

— «Это мое мнение». Диалог начался с этих слов.

— А дальше?

— Дальше Саша с ним разговаривал. Я чуть отошел и слышал только фрагменты.

— Вам не показалось на видео, что вы несколько раз пытались прикоснуться к Соловчуку, а Александр пытался убрать вашу руку.

— Да, так и было

— Поясните, зачем?

— Потому что чувствовал, что конфликт может перерасти во что-то большее.

— Что вам конкретно не нравилось? Зачем руками к нему полезли?

— Он настаивал, что это факт. Повторял это. Мне кажется, что Саша даже у него спрашивал: «Поясни, почему ты так думаешь?» Он продолжал: «Это моя позиция, и я не обязан вам объяснять».

Вопрос от адвоката:

— Почему Соловчук, если сразу узнал вас, сказал сотрудникам полиции, что на него напали неизвестные?

— Это тоже подлежит обсуждению.

16:37. Заканчивается допрос Мамаева.

— В районе 14-16 часов 8-го числа я пытался связаться с Соловчуком и Паком. Около 12:00 меня разбудил телефон, куча звонков, все спрашивали: «А вы видели, вы видели?»

— Каким образом вы пытались найти Соловчука? — продолжает уточнять прокурор.

— Обзванивали больницы, но никаких сведений нам не дали.

Далее судья спрашивает: 

— Что девушка спросила, когда села в машину к Соловчуку?

— Он ей сказал: «Выйди из машины, я не таксист». Она спросила: «Вы, наверное, водитель Александра или кого-то из ребят?»

— А там мог находить личный водитель кого-то из компании?

— Конечно. У меня 90 процентов друзей ездят с водителями.

— Еще раз: что в ответ ей сказал Соловчук?

— Как она мне сказала: «Я таких петухов не вожу»

16:14. Кокорин пытался остановить Мамаева, так говорит сам Павел.

— Когда я его бил, Соловчук говорил: «Хватит».

— Зачем вы его ударили с ноги в голову, когда он уже встал?

— (Думает.) Можно что-то придумать, чтобы вам сейчас сказать, но я этого не буду делать.

— Он вас как-то оскорблял?

— Насколько я помню — нет

— Агрессию проявлял?

— Насколько я помню — нет. Я не стесняюсь говорить правду. Не юлю, не придумываю. То, что я совершил, — неправильно. Это моя ответственность. Я ее признаю. Но вы говорите о сговоре из хулиганских побуждений. Это совсем другое. Я слышал, как Саша говорил, чтобы я остановился. Он пытался меня оттащить.

— В какой момент?

— Изначально. Когда я побежал за Соловчуком, он мне кричал: «Хватит, остановись».

— Какая была необходимость потом бить по его машине?

— Я понимал, что наносить удары ему уже было бы неправильно. Поэтому я бил по машине.

— Слышали, как он просил остановиться?

— Нет. Слышал, что он говорил, что это не его машина.

— Удар Соловчука в челюсть вам мешал кушать в «Кофемании»?

— Ну, вам синяк на руке как помешает? Покушал чуть-чуть, и все.

Мамаев временами просит перерыв. Покашлять или попить воды. Болеет — это заметно.

Александр Кокорин и Павел Мамаев / Фото: © РИА Новости/Владимир Астапкович

16:05. Ха, тут один пристав спит. Прям по-настоящему. Накрылся кепочкой — и спит.

15:58. Теперь прокурор спрашивает Павла. Сначала — про девушку, которая садилась в машину к Соловчуку.

— В каком состоянии она тогда находилась?

— Как минимум уставшая. Как и все. Было уже 7 утра.

— Как она приехала к клубу «Эгоист»?

— Со мной. Мы заказывали машину.

— Насколько вы доверяли ее словам, когда она сказала, что про вас сказал Соловчук?

— Судя по моим действиям, доверял.

— Допускаете ли вы, что она могла соврать?

— Когда мы подошли к машине Соловчука, его ответы подтвердили ее слова. Я не без оглядки поверил ей, и мы не побежали его бить.

— Сколько раз (пока вы бежали за Соловчуком) вы упали?

— Один. Потому что споткнулся.

— Один?

— Ну да. Второй раз у меня выпал телефон — и я стал его подбирать. Карманы без замков. Я бежал за ним один, увидел, что он сбил Кирилла с ног. Догнал, ударил его. Он упал, и я снова начал наносить удары. Кто был вокруг меня, где конкретно — я не видел.

15:34. Футболистов привели в зал. Скоро продолжим. Напомним, сегодня допросят всех подсудимых — пока выступил только Мамаев. Это было очень искренне. 

15:16. Перед перерывом Мамаев еще интересную деталь успел сказать. По поводу федерального розыска в самом начале истории. Так вот: они вообще были не в курсе, узнали о розыске лишь по телевизору. Позвонили в органы, а им там ответили: «Еще даже дела нет. Какой федеральный розыск?»

Напомним, тогда следствие считало, что футболисты специально прячутся от органов.

14:50. Перерыв на полчаса.

14:45. Показалось, что очень хорошее впечатление оставил Мамаев. Очень искренне на все ответил, отказался комментировать помощь заключенным и благотворительность. Часто говорил, что осознает, что совершил. Ничего негативного о Соловчуке или Гайсине не говорил. Сказал, что они «вели себя как мужчины». Судья и даже гособвинитель улыбнулись.

14:37. Мамаев каким-то образом помог заключенным, но отказался об этом рассказывать.

— Я не сижу дома, я несу наказание. Рано или поздно я выйду и хочу, чтобы не было никакой недосказанности между мной и Гайсиным. Надеюсь, мы встретимся, улыбнемся друг другу и в дружелюбной форме пообщаемся. В любом случае время лечит.
— Я приму любое наказание. Но соизмеримость… Тут много корреспондентов, я не хочу давить на жалость. Хочу ли я продолжить играть в футбол? Конечно, но и тут все будет зависеть от наказания.

— До скольких [лет] вы планировали играть в футбол?

— На все воля Божья. Я в тюрьму не планировал! (Смех в зале.) Спасибо, что нам даже в тюрьме предоставляют возможность поддерживать форму.

— Слышал, что вы как-то помогли заключенным. Расскажите?

— Это не имеет отношения к делу.

14:25. Мамаев на момент конфликта вообще не понимал, что происходит.

— Я в полусонном состоянии лежал на скамейке. Удар стулом? Я не видел его и не слышал никаких оскорбленной. Потом услышал шум и поднял глаза. Спокойно встал. Сначала не понял, что произошло. Все спокойно стояли. Официант подбежал и встал передо мной, я ему объяснил, что просто не понимаю, что происходит, говорю: «Да стой ты, дай я все выясню, что случилось». Он хотел меня успокоить, но я не был заведен. Я просто не понял, кто и что сделал, — говорит футболист.

— О чем вы общались с Паком?

— Спросил, что случилось. Он сказал: «Вот меня ударили». Но отвлекался на каждое движение. Я узнал о том, что он обозвал, позже — от ребят.

Про конфликт с Гайсиным.

— Мы разговаривали, все уже успокоились. Но потом опять началось движение, он схватил меня за шкирку, я почувствовал опасность и нанес удар, — говорит Мамаев.
Фото: Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru

14:18. Теперь рассказ про «Кофеманию» — все еще от лица Мамаева.

— Первое: сговора не было. Второе: никакого предмета в руках у меня не было. Я к этому никакого отношения не имею.

— Что именно вы делали в «Кофемании»?

— Мы вышли из «Эгоиста» и поехали в «Кофеманию». Заказали покушать, разговаривали. На тот момент я больше слушал. Потому что устал.

— Как вела себя Шинкарева?

— Она сидела рядом со мной, высказывалась нелицеприятно. Я сказал ей: «Уйди, пожалуйста, от меня». Так было раз, два, три, но она не слышала. Потом я выбросил ее куртку и телефон и попросил Кирилла ее убрать от меня.

— Вы нецензурно выражались?

— Нет.

— Кричали?

— Не орал точно, может, громко разговаривал.

— Ноги на стол закидывали?

— Нет. 

— Сидел ли кто-то рядом?

— Когда мы пришли, перед нами вообще никто не сидел. Сзади? Я не видел. Когда пришел, в кафе кроме нас по-моему вообще никого не было.

— Видели, когда пришел Пак?

— Я увидел его, только когда после всех событий подошел к нему.

14:15. Подробности драки от Павла. И покаяние.

— Он упал после того, как я нанес ему удар в область груди. Потом развернулся и продолжил наносить удары.

— Куда?

— По лицу, по телу… мои действия, конечно, нехорошие. Неправильные. Извинения Виталию я приносил два или три раза. Конечно, я беру на себя ответственность за все это и за его лечение. Надеюсь, нам удастся примириться. Хочется, чтобы все по-человечески было. Я со своей стороны постараюсь сделать максимально все, чтобы он и его близкие скорее забыли об этой ситуации.
— Хулиганство? Это смешно. Его тут не было. Да, я повел себя неправильно. Но это не из хулиганских побуждений. Это была лично моя ситуация, я не обращал внимания, кто из ребят был рядом. По большому счету действовал сам, не думая и никому не говоря: «Ты бей сюда, а ты — вот сюда».
— Признаю, что своими действиями причина Соловчуку легкий вред здоровью.

— За прошедшее время давали оценку своим действиям?

— Тысячу раз перекручивал в голове. Из ситуации, несмотря на оскорбления, можно было выйти по-другому. Самое огорчительное для меня, это то, что я нанес Соловчуку вред, а у него есть жена, у него есть дети, его таскают по судам. У меня у самого супруга и двое детей. Какой бы он ни был мужчина — большой или маленький, — он чей-то сын, чей-то отец.

13:58. Мамаев продолжает говорить свою версию.

— Договаривались ли мы об избиении? Я даже не видел, что Кирилл и Саша (Протасовицкий) стоят рядом.

— Как повел себя Соловчук?

— Я подошел, спросил, почему он обозвал нас. Саня сзади сказал: «Подожди, сейчас я поговорю». Я отошел. Саша спросил: «Зачем ты так обозвал?» Он ответил, что это его мнение, его позиция.

— Извинения от него были?

— Нет.

— Пытался уклониться от беседы?

— На тот момент — нет. Чтобы произносить подобные слова, нужна причина. Но ее не было. Он не отрицал, что это сказал. Говорил, «это мое мнение», и все.

— Обхватили ли вы рукой подбородок Соловчука? 

— Я не буду себя оправдывать. То, что он говорил, не соответствовало той ситуации.

— Таким жестом вы попытались остановить нелицеприятные слова в адрес вас и Кокорина?

— Да. Мы не планировали бить его.

— Что произошло дальше?

— Он нанес мне удар в подбородок. Дальше все эти последствия.

— Насколько сильный был удар?

— Обычный, но боль причинил. Каждый мужчина дрался, что я буду удар измерять?! Удар и удар. От этого удара я почувствовал шок. Поэтому мои действия были просто ответом на его.

— Насколько уверенно он держался, общаясь с вами?

— Держался как мужчина, если исключить слова, которые он сказал о Саше.

13:54. Рассказ непосредственно про момент у клуба. Нового мало.

— Мы вышли и понимали, что нужно заказать машину. Там стоял белый «мерседес». В него села девушка из нашей компании. Потом объяснила, что подумала, что это наша машина и хотела погреться. Я пошел и забрал ее. Потом она рассказала, что водитель ей сказал: «Я таких петухов не вожу». Про нас.

— Вас это оскорбило?

— Конечно.

— Персонально вы в отношении кого восприняли эти слова?

— Себя и Александра.

— Почему?

— Она у Соловчука спросила: «Вы, наверное, водитель Саши или ребят?». Он ответил: «Я таких петухов не вожу».

— Как вы можете интерпретировать это слово?

— Мы все взрослые люди, понимаем, что это значит.

— Оскорбляет ваше мужское достоинство?

— Конечно. Я не позволяю себе без причины подходить к человеку и говорить: «Вот ты такой-то». Это не по-человечески. Изначально у меня не было к нему никакого негатива. Когда я забирал эту девушку из его машины, даже не видел его за рулем, не обратил внимания. Если б не узнал про то, что он сказал, ничего бы не случилось.

13:47. Начинается допрос футболистов. Первым идет Мамаев (он сегодня явно болеет) — вопросы задает его адвокат Бушманов:

— Как себя чувствуете, готовы давать показания? — начинает адвокат.

— Готов.

— Расскажите о себе. То, что считаете необходимым для суда.

— С 8 лет начал заниматься футболом. С 12 лет уехал в спортивный интернат. Вся моя юность и детство были связанны со спортом. Сейчас у меня супруга и двое детей. Все свободное время я стараюсь проводить с ними.

— Другие родственники?

— Родители. По большому счету они на моем иждивении. Еще в большой степени помогаю семье своей сестры. Благотворительность? Не считаю нужным публично об этом рассказывать. Профессиональный спорт — единственный источник дохода.

Перед теми событиями у меня впервые были выходные (три дня за полтора месяца). С Кокориным мы знакомы 11 лет, очень близко постоянно общаемся, как родственники. Когда появляется пауза, часто встречаемся, вместе ездим отдыхать.

Кирилл? Впервые его увидел, когда ему было 11 лет. Он для меня, как младший братик.

— Пили в тот вечер?

— Пил виски и пиво.

— Много?

— Понятие растяжимое. Но нет, не много. Я просто был уставший.

13:46. Стадия предоставления доказательств обвинения завершена.

13:36. В общем, свидетель не признает показания на первичном допросе. Кстати, таких случаев где-то минимум половина. Будто следователь подгонял все показания под нужный ему вектор.

— Никаких прохожих [кавказской внешности] я не помнила. И, скорее всего, говорила следователю, что Соловчук назвал ребят петухами. Но в протоколе нет про это ни слова.

13:25. На Мамаева больно смотреть из-за болезни. Сидит на лавке, голову откинул на стену и смотрит в пустоту. Залип минуты на три.

13:08. Ой, в ранних показаниях все совсем иначе. Даже есть какие-то прохожие кавказской внешности. Вот тезисно:

  • Она не видела, кто первым ударил — Соловчук или подсудимые. Но видела, как тот побежал, его догоняли всей толпой, повалили и били ногами, руками
  • Драку видели прохожие кавказской внешности. Спросили, что происходит. Но Мамаев сказал: «Не вмешивайся — или тоже достанется»
  • Когда указанные лица избивали водителя, мимо проходили прохожие
  • На первоначальном допросе она говорила, что видела и то, что случилось в «Кофемании». Но не обращала внимания, «потому что была очень пьяна»
  • Девушка утверждает, что не читала протокол сама, а ей зачитал документ следователь. Но подпись говорит об обратном

— Данные показания подтверждаете? — спрашивает прокурор.

— У меня есть вопросы. Я не говорила «массовое избиение». Там была драка. Почему избиение? Водитель начал, а ребята оборонялись.

— И вы, конечно, все понимаете про ответственность за дачу ложных показаниях?

— ДАВЛЕНИЕ НА СВИДЕТЕЛЯ! — закричали адвокаты.

13:05. До допроса и во время Шинкаревой (свидетелю) показывали видео. То есть ее первоначальные показания были основаны на картинке, которую она видела. Адвокаты давят на это. По сути, она комментировала все, что видела на экране.

— Если бы вам следователь не показал это видео, вы бы могли дать показания? — адвокат Протасовицкого.

— Я бы не смогла так подробно описать.

Будут оглашать первичные показания девушки.

12:50. Теперь судья уточняет про заварушку в «Кофемании». А прокурор (девушка) в это время что-то набирает в телефоне, усыпанном блестками. Видимо, чехол такой.

— С чего все началось? Ребята о чем-то общались с мужчиной этим (Паком. — «Матч ТВ»). Конфликт начался, когда он употребил матерное слово в адрес нашей компании, — говорит свидетель.

Важное уточнение: девушка в тот день впервые познакомилась с ребятами, но больше они не виделись и никак не общались

Прокурор тем временем, отвлекаясь от телефона, говорит про существенные противоречия в показаниях. В клетке заметно утомились. Протасовицкий раскачивается из стороны в сторону.

Фото: Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru

12:48. Теперь спрашивают адвокаты. Вопрос от Ромашова (защита Кокорина):

— Вы видели, чтобы кто-то из вашей компании наносил удар водителю?

— Не видела. Но у него был разбит нос.

Бушманов (защита Мамаева):

— Вы имеете какие-то претензии к Павлу в связи с тем, что он бросил в «Кофемании» вашу куртку и телефон?

— Нет. Я даже не помню этого момента.

12:46. Давит прокурор.

— Удар стулом видели?

— Нет. По-моему, я сидела в телефоне.

— Видели, как кто-то наносил удары?

— По-моему, кто-то кому-то наносил, но конкретно не помню.

— Сколько раз вас допрашивали?

— Один раз. Без адвоката.

— Оказывал [следователь] на вас давление?

— Странно как-то себя вел: сначала говорил спокойно, а потом начинал кричать.

— Вы читали протокол допроса?

— Мне его зачитывали.

— Вас заставляли говорить неправду?

— Нет. Но когда я говорила — что что-то не помню, — он очень сильно удивлялся и говорил: «Как это вы не помните?!»

— Действительно удивительно!

— Ну, извините!

12:40. Продолжаем. Звук починили — теперь девушку из Владивостока слышно гораздо лучше. 

12:27. Мамаев попросил паузу. У него явно охрипший голос. 5 минут перерыв.

12:23. Теперь — рассказ о «Кофемании». 

— Алкоголь кто-то заказывал?

— Я не помню. Но я вроде бы кофе пила.

— Нецензурно выражались?

— Да вроде нет.

— На повешенных тонах разговаривали?

— Тоже вроде нет.

— А конфликт с Соловчуком обсуждали?

— Не помню, сонная уже была.

— А что дальше было?

— Сейчас вспомню (замолчала на минуту). По-моему, мы начали сравнивать человека напротив с корейским артистом.

— Почему?

— Он сказал нам нехорошее слово. Не помню, какое именно, но что-то оскорбительное, матом.

12:16. Девушка неохотно дает показания. 

— Видели кровь на лице водителя?

— Да.

— А на теле?

— Я не рассматривала. 

— У машины на ваших глазах его кто-то избивал?

— (Молчит.) Я не помню.

— Протасовицкий его бил?

— Не помню. Помню, только, что он сел и уехал.

— Наносил ли кто-то удары по машине?

— Вроде бы — да.

— Пытался ли кто-то помочь водителю из посторонних? — продолжает прокурор.

— Этот момент я не помню.

12:15. Прокурор, кстати, довольно жестко допрашивает свидетеля. С Паком обвинение говорило гораздо вежливее. 

12:14. Свидетель считает, что драку начал водитель.

— Когда начали выходить из клуба, кто-то сказал, что Сашу Кокорина назвали «петухом». Ребята пошли узнавать, кто это сказал. Они говорили-говорили, а потом водитель замахнулся на Павла. Началась драка.

12:00. Допрашивают еще одну девушку из компании футболистов в то утро — Алену Шинкареву. Она модель. С подсудимыми познакомилось в клубе. Ее допрашивают по прямой линии из Владивостока. 

11:50. Супруга Мамаева явно устала:

— Уже ни на что не надеюсь. Просто слушаю заседания. Надеюсь, все будет нормально. Созванивались ли мы с Пашей? Да, в среду поговорили 14 минут. Голос у него немного хриплый был — заболел. Скоро что-то должно уже решится.

11:40. Напомним, сегодня в суде должны выступить Кокорин и Мамаев.

11:35. Вот мнение одного из наших корреспондентов по этому делу:

11:47. Суд должен был начаться в 11:00. Но прокурор попала в небольшую аварию, поэтому старт заседания немного задерживается. Прокурор добирается до суда на такси.

Читайте также: