«Я клянусь матерью, тебя никто не тронет». Пятый день суда над Кокориным и Мамаевым. Главное

Состоялось новое слушание в Пресненском суде.

Главное:

  • Больше полугода назад началось следствие по делу братьев Кокориных, Мамаева и Протасовицкого. Тогда за ночь нетрезвая компания поучаствовала в двух драках.
  • В деле более 40 свидетелей. Сегодня первым выступал электрик и ремонтник из «Кофемании». Он сказал, что у стула, «который участвовал в конфликте», была вырвана спинка. Она держалась всего на одном шурупе. Видео этого не подтвердило. По крайней мере, сразу после удара Кокорина стул выглядел нормально.
  • В конце допроса второго свидетеля (посетительницы кафе) Кокорин чуть жестко не подставился, отпустив в принципе безобидную, но не очень уместную шутку. Повезло, что свидетель не поняла, кто из подсудимых говорил в этот момент. В протокол заседания этот момент не был занесен
  • Третий свидетель (охранник клуба Козлов) сообщил, что Соловчук «начал бычить» на вопросы футболистов, а потом «первым ударил Мамаева». Но эти слова не сходятся с его первоначальными показаниями. Защита настаивает, что следователи проводили допрос по видео, чего делать нельзя. Это подтвердил свидетель
— Следователь у меня спрашивал про кровь на лице Соловчука, я говорил: «Нет, не видел». На что он показывал мне видео и говорил: «Ну как не видишь? Вот же!». И показывал пальцем в экран.
  • Четвертый свидетель (тоже охранник) рассказал, что Мамаев узнавал, есть ли видеокамеры рядом с клубом. 
  • Закончилось заседание просмотром камер видеорегистратора и кафе. Был слышен жесткий диалог уже ПОСЛЕ первой драки. Ранее озвучивался только письменный вариант разговора, а теперь все услышали и голоса, угрожавшие Соловчуку. Футболисты не стесняли в выражениях
  • На предыдущих заседаниях показания дали друзья футболистов, отмечавшие с ними юбилей дружбы в тот день, работники «Кофемании», очевидец конфликта с Паком (и стулом) и пострадавший больше остальных водитель Соловчук.
  • На пятничном заседании на допросе появился Илья Павлов. Он рассказал, что после удара стулом Пак улыбался и, в общем-то, был в полном порядке. Когда свидетель закончил, из клетки закричали: «Спасибо, братан!»
  • 17 апреля очередное заседание — оно начнется в 13:00 по мск. А утром (в 9:00) в другом суде пройдет апелляция по мере пресечения подсудимых
Александр Кокорин и Павел Мамаев / Фото: © РИА Новости/Илья Питалев

Предыдущие заседания:

«Водитель назвал Кокорина «петухом» и первым ударил Мамаева, Пак оскорблял матом до потасовки». 8 часов первого дня суда в одном материале

В кафе и стриптиз-клубе они потратили почти 400 тысяч рублей. Все о втором дне суда над Кокориным и Мамаевым

Сообщение о бомбе, эвакуация и показания побитого водителя. Как прошел третий день суда над Кокориным и Мамаевым

«Все по домам, а мы? У нас ведь тоже планы!» Главное с четвертого заседания по делу Кокорина и Мамаева

Открыть видео

Онлайн:

20:35. Все на сегодня — насмотрелись и наслушались. 

20:32. Видимо, после удара Пак очень бодр на видео. Так кажется по реакции смотрящих.

20:19. Из клетки с подсудимыми регулярно раздается «ваша честь, прошу заметить, что агрессии между нами и Паком после конфликта нет», «прошу заметить, что мы ни о чем не договаривались».

20:14. Спинка стула на видео после конфликта Пака и Кокорина не сломана, как это говорил электрик на первом допросе сегодня. Ничего заметного после удара со стулом не случилось.

20:00. Вступает Мамаев: «Ваша честь, прошу заметить, что компания позади нас (на видео) до сих пор не ушла».

Кстати, Павел то и дело сообщает: «Прошу обратить внимание на мои действия». На видео он сидит спокойно. Все в зале смеются.

Потом неожиданно о-о-очень громко гавкнула собака в зале, а потом зарычала. Все испугались. А адвокат Барик: «Вот только мы про Пака заговорили!»

19:58. На видео из «Кофемании» видно ещё двоих за столиком Пака. Двоих, а не только Гайсина.

Кокорин из клетки говорит: «Вы сговор, самое главное, покажите!»

19:54. Теперь смотрят видео разговора из «Кофемании».

Прокурор то и дело говорит: «Вот тут Мамаев кидает куртку, а вот тут телефон, а сейчас девушка села на Кокорина». Из зала реплика: «Посадите его немедленно». Реально, похоже, что на видео никто не обращает внимания на компанию.

Прокурор: «А сейчас Бобкова показывает вот такой жест». И прокурор ПРЯМ ПОКАЗЫВАЕТ в сторону адвокатов.

19:40. Внимание! Запись разговора компании и водителя уже ПОСЛЕ драки. Много мата, который мы убрали, и повторений слова «петух». Соловчука не слышно, или непонятно, что он говорит. На прошлом заседании зачитывали суду расшифровку (просто буквы), а теперь суд услышал голоса футболистов. Было это диковато. 

*Удары по машине

— Тихо, пожалуйста, — женский голос.

— На колени! — мужской голос.

— Никаких коленей. Слушай, просто ты можешь сказать, какого ты говорил, что мы петухи? Просто, как считаешь нужным, — какого? Лично тебе что мы сделали? — здесь и далее один и тот же мужской голос, который и вел почти весь диалог. Остальные только подкидывали однотипные реплики с матом.

— *неразборчиво

— А какого ты говорил, что мы петухи? Какого? Вот просто. Я клянусь матерью, тебя никто не тронет.

— *чьи-то неразборчивые крики и стоны

— Да я его не трону. Просто скажи по факту. Почему человек, который живет в Питере, петух? Ты знаешь, кто такой петух? Кто? Ты сказал это о моем близком друге! Зачем так говорить? Я тебе обещал…. (неразборчиво). Ты не можешь ответить? Ты меня понял? Ты меня понял, братан? Не надо так оскорблять никого. Запомни на всю жизнь. Еще раз такое, и ты умрешь.

— Ты проститутка, что ты можешь мне ответить? Голову тебе засуну… — продолжает тот же голос. А потом обращается к кому-то. — Кирилл, отойди. 

— Не спеши, вытрись нормально, — чей-то другой голос.

— Если заяву напишешь, я номера сфотографировал. Я тебя лично… — третий голос.

*Тяжело дышит. Видимо, водитель.

19:33. На видео с регистратора отчетливо слышно, как компания спрашивает у Соловчука, почему он назвал их петухами. «Надо Оскар давать, если он этого не говорил, а они смогли так сыграть», — говорит адвокат Барик.

19:20. В начале записи слышны удары по машине Соловчука. Потом «на колени» и что-то еще. Пока смотрели видео, мама ребят плакала.

19:15. Упорно спорят, «отлетела» голова у Мамаева при толчке/ударе Соловчука или нет. 

19:06. Напомню, экран повернут в другую сторону, остается ловить реплики участников заседания. Адвокаты говорят: «Вот тут Соловчук ударяет его». Обвинитель: «Да, только не ударяет, а отталкивает». 

Судья: «Сошлись на том, что каждый видит то, что ему нужно».

18:55. Наконец-то смотрим видео — с карты памяти видеорегистратора машины Соловчука. Ну как смотрим: телевизор направлен в сторону судьи, адвокатов и прокурора. Зрители процесса ничего не видят.

18:42. Кстати, у секретаря кружка с лого ЦСКА.

18:27. До сих пор идут споры по поводу просмотра видео. Взяли даже 5 минут перерыва.

18:20. Прокурор просит посмотреть видео. К сожалению, видео драки. Адвокаты — против. Говорят, что уже тяжело сегодня, а Мамаев, довольно неожиданно: «А мы не торопимся!». Суд удовлетворил ходатайство.

Но обвиняемые просят посоветоваться с адвокатами. Разрешили.

Кирилл Кокорин / Фото: © РИА Новости/Алексей Куденко

18:18. Этот охранник пропустил самую жару, но кое-что новое он сказал. 

— Ко мне подошел Александр Кокорин и начал объяснять, что случилось. Сказал, что он их назвал петухами. Я сказал: «Мне это не интересно. Уезжайте домой спать». Потом подошел Мамаев, спросил, видется ли тут видеозапись. Я ответил: «Да». Он спросил, есть ли у меня к ней доступ. Я сказал: «Нет», — рассказывает Кустов.

Тут Кокорин спрашивает свидетеля:

— Часто ли мы ходим в клуб?

— Я вас видел. Но не считал. За все время раза четыре, может, пять.

18:05. Всё, отпустили свидетеля Козлова. На его вопрос «Могу ехать?» зал хором ответил «До свидания!». Следующий свидетель — Андрей Кустов. Тоже охранник, но он работает внутри заведения.

— Компанию видел примерно раз в месяц в этом клубе, — начинает Кустов.

— В зал заходите?

— Только если там беспорядки.

— В тот день они были?

— Нет.

— Во сколько ушли подсудимые?

— После шести.

— Агрессия какая-то от них исходила?

— Нет, они игрались между собой.

— Когда вы вышли, что видели?

— Ребята и водитель о чем-то говорили. Перед его машиной.

— И водитель?

— Ну, что-то кивал.

— Агрессию проявлял?

— Уже никто не проявлял.

— Телесные повреждения у него видели?

— Да. Кровь на лице.

18:00. Охранник уже держится за сердце. Серьезно, парень очень волнуется.

— Что девушки делали в этот момент?

— Кричали.

— Что?

— «Хватит! Остановитесь! Полицию!» Ну, в панике как они обычно орут.

— Почему вы решили не вмешиваться?

— Потому что я был на улице и это было на улице.

— И как это связано?

— Руководство так сказало: не вмешиваться в то, что будет на улице.

17:55. Уже и судья начинает шутить. 

— Водитель убегал, Кирилл пытался нанести удары. Но ни одного удара не было. Он хотел, но не смог, — говорит охранник. В зале смех. — Когда они забежали за здание, я зашел в клуб.
Судья: «На самом интересном месте» (опять смех в зале). Судья быстро продолжила: «Извините, неуместная шутка».

17:45. Бедному охраннику поясняют, что этот протокол будет оценивать суд. И просят пояснять, где и что именно записано неверно.

17:40. Так, еще один показательный момент — про видео и сбор показаний следствием.

Парню еще раз зачитывают его первоначальные показания (где он говорит совершенно обратное). 

— Подтверждаете свои показания? — вопрос от прокурора.

— Да, но следователь у меня спрашивал про кровь на лице Соловчука, я говорил: «Нет, не видел». На что он показывал мне видео и говорил: «Ну как не видишь? Вот же!». И показывал пальцем в экран.

Короче говоря, защита напирает на то, что его допрос был по видео. А это неправильно.

Адвокат Барик: 

— Если оценивать, то насколько первый протокол допроса состоит из ваших показаний, а насколько — из видеозаписи?

Охранник не понял вопроса. Тогда спрашивает адвокат Стукалова: 

— В протоколе вы все время говорите об агрессивном поведении подсудимых. Вы вообще произносили это слово?

— … (замялся)

— Говорите, не бойтесь.

— Нет.

Кажется, он сейчас заплачет. Серьезно. 

— Я не мог утверждать, что они махали руками и ногами и били его лежачего. Так вот. Я этого не говорил. Не мог сказать, — настаивает свидетель.

17:33. Парень (свидетель то есть) явно не очень образован, и формулировки в его предварительном допросе («не стал разнимать, потому что это не в моей компетенции» и прочее) вводят его в ступор.

17:27. Вот это поворот! В первоначальных показания охранник говорил совершенно обратное тому, что сказал сегодня.

  • Тогда он не слышал, чтобы Соловчук кого-то оскорблял
  • И не видел, чтобы от водителя исходила агрессия

Несколько минут назад он говорил, что Соловчук «начал бычить» и «ударил первым». Настоящий детектив.

Более того, в предварительной записи он точно видел, что Мамаев даже хватал за шею водителя, и видел, как ребята бежали за Соловчуком. И даже как они его били ногами. Хотя сегодня сообщил, что не мог этого видеть, потому что это было уже очень далеко. А он — не отходил от клуба.

Добавьте к этому, что свидетель очень нервничал перед показаниями. Очень.

Александр Кокорин / Фото: © РИА Новости/Алексей Куденко

17:20. Стала более-менее понятна тактика защиты. Адвокаты настаивают, что все нежелательные доводы свидетелей в предварительных допросах были на основаны на видео и фантазии следователя.

«Если оглашать, то надо начинать с первого протокола (а их три), в котором он все рассказывал по свежей памяти», — заявляет Барик.

17:11. Вступает адвокат Кокорина-младшего — Вячеслав Барик. 

— Второй ваш допрос был через какой момент после первого?

— Неделя.

— Вы до этого смотрели видеозаписи?

— Конечно. Все ее смотрели.

Прокурор просит огласить его первоначальные показания. Защита снова против: «В очередной раз свидетель говорит, что он раз 20 пересматривал видео до допроса, и все перепуталось».

17:00. Важный момент! Охранник настаивает, что первым удар нанес именно водитель, а не футболисты.

— Ребята спрашивали у водителя: «Братан, за что ты нас назвал петухами?». Он такой стоит: «Ну извините», — свидетель внезапно начал пародировать Соловчука. — В итоге он первым ударил Мамаева.

— Вы говорили следователю, кто бил лежачего водителя? — снова допрашивает адвокат Ромашов.

— Я не мог этого видеть.

— Вы уверены в этом?

— Ну да.

Кажется, в первоначальных показаниях опять все не так. Второй адвокат Кокорина (Татьяна Стукалова) спрашивает, помнит ли охранник, кто во что был одет.

— Шапка-петух! Как в детстве, помните? И балахоны, все были в балахонах.

— Вы сказали, что водитель начал «бычить». В чем это проявилось?

— Ну, они начали у него нормально спрашивать, а он такой: «Чо? Ничо!» — говорит свидетель.

16:58. Адвокат Кокорина Ромашов включается. Свидетелю не по себе:

— В процессе допроса вам демонстрировали видео?

— Да, после допроса.

— Что вы подразумеваете под словом «допрос»?

— У меня спрашивали, я поминутно вспоминал, потом записали, потом посмотрели видео.

— В последнем, третьем, допросе вы называли следователю фамилии участников?

— Нет.

— А следователь вам их называл?

— Не помню. Но когда зачитывал протокол, фамилии вроде были.

— А как они туда попали, если вы их не знали?

— …не знаю, — в голосе крепкого охранника ужас.

16:50. Продолжают пытать свидетеля.

— Проявляли ли подсудимые агрессию?

— Кажется, все спонтанно произошло.

— Они что, в салки играли?

— Ну да, играли. Кто-то за кем-то бегал, прыгал. Вроде бы тот [Соловчук] начал бычить, и у него спросили: «Почему и зачем ты так сказал?». После драки ребята у коллеги вроде бы спрашивали, как заказать такси.

— А Мамаев спрашивал у вас или у кого-то из ваших коллег, ведётся ли видеозапись и можно ли ее купить?

— Нет.

— Вас допрашивали?

— Да.

— Сколько раз?

— Трижды.

— С адвокатом?

— Да.

— А какая необходимость была в этом?

— Начальник охраны сказал: «Сегодня в три часа юрист. Говори правду и ничего, кроме правды»

— Вы читали протокол?

— Да.

16:45. Охранник не может вспомнить, в каком порядке ребята выходили из клуба, на каком расстоянии от него и друг от друга находились. У человека в голосе отчаяние. Перед каждым ответом долго размышляет и снова просит зачитать свои первоначальные показания.

Прокурор: «Что ж так нервничать?»

Свидетель: «Вы извините, я тут первый раз»

Александр Кокорин и Павел Мамаев / Фото: © РИА Новости/Илья Питалев

16:40. Напомним, что водитель Соловчук отрицал факт оскорбления футболистов. Охраннику кажется иначе.

— С 7 вечера до 6 утра работал в «Эгоисте» в тот день, компания собралась часа в 4 утра. До этого ребят видел — пару раз приходили в клуб, — начинает Козлов.

— Вы сам в клуб заходите?

— Я охранник.

— Вы имеете возможность заходить внутрь и наблюдать, как себя ведут и что пьют посетители?

— Нет, я на фейс-контроле. Я стоял курил, когда все началось. Тот, кто сидел в мерседесе, как-то обозвал ребят.

— Вы лично это слышали?

— Нет.

— Вы вышли и что увидели?

— Перепалку с человеком из мерседеса.

— Подсудимый стоял с незнакомым вам ранее человеком?

— … вроде да, — о-о-очень сильно волнуется свидетель. Просит прочитать его первоначальные показания: «Я уже много забыл. Вчера новости про эту драку опять смотрел».

— И что вы услышали?

— Как кто-то из ребят начал говорить тому из мерседеса: «Ты что? За что ты нас так обозвал?». Мне показалось, что тот человек [Соловчук] первым кого-то ударил. Потом началась потасовка, все бегали-прыгали.

— Видели ли вы, как Мамаев наносит удар Соловчуку?

— Нет.

— А как Мамаев хватает его за челюсть?

— Нет.

16:35. Начинается допрос свидетеля Козлова — он охранник в клубе «Эгоист». Огромный крепкий парень, весь в черном. Понятно, почему в «Эгоисте» не было никаких конфликтов в тот день.

16:30. Кстати, Кокорин-младший пришел на заседание с пледом. Все немного удивились, потому что очень душно в зале. В итоге он на него сел. Так, конечно, мягче.

16:15. Тут инсайд подъехал: вроде как суд будет расспрашивать двух охранников клуба «Эгоист». Там ребята отдыхали до драки с водителем и с Паком.

15:50. Все-таки будет еще один свидетель. После перерыва на 30 минут.

15:40. Видеосюжет о том, как проходит сегодняшнее заседание.

Открыть видео

15:30. Говорят, что на сегодня осталось только зачитывание протоколов. Свидетелей вроде больше не ожидается. Это может быть как очень бодро, так и очень скучно. В прошлый раз про чек на 400 тысяч в «Кофемании» и клубе узнали именно из этой части заседания.

15:18. Адвокат Ромашов вновь напирает на нарушения в работе следователей: 

— Протоколы явно сфабрикованы следствием. Допущено искажение с обвинительным уклоном. Явное нарушение прав обвиняемых

15:10. Гособвинитель зачитывает протоколы выемки видеозаписи из «Кофемании». Ничего интересного. Но…

Оказывается, это видео на флеш-накопителе предоставил следствию сам потерпевший Пак. Защита возмущена.

14:55. Ой-ой. Подсудимые чуть жестко не подставились. 

Когда допрос свидетельницы закончился, и она проходила мимо клетки с обвиняемыми, Кокорин-старший сказал ей: «Маме привет». Видимо, речь шла об истории, описанной ниже, где свидетельница рассказывала, что на суд попала благодаря своей маме. Понятно, что это шутка, подсудимые на последних заседаниях много шутят. Но понять ее могли плохо. После этого в зале все всполошились. Свидетельница начала кричать о том, что услышала: «Кажется, парень, который сидит ближе ко мне».

Гособвинитель попросила занести эту фразу в протокол. Но адвокаты сослались на то, что точно свидетель не знает, кто именно сказал. А предположения нельзя учитывать.

Судья согласилась с защитой.

14:46. Вопросы от адвоката Кокорина-младшего Вячеслава Барика:

— Если бы подобное поведение было в баре и клубе, у вас тоже возник бы диссонанс?

— Скорее, удивление, но в меньшей степени.

— Я знаю «Кофеманию» на Никитской — прекрасное место. То есть там скорее ожидаешь увидеть людей искусства или деловых людей?

— Думаю, да. Недостаток воспитания в компании ощущался. Не думаю, что они намеренно пришли туда эпатировать.

14:40. Свидетельницу допрашивает адвокат Ромашов:

— Следователи демонстрировали вам видео из кафе?

— Да. Отрывок до момента, когда я пересела от этой компании. Спрашивал: «А что вы тут делаете? А вот тут?» 

14:37. Свидетель попала на суд благодаря маме. Красивая история.

— Моя мама проявила недальновидность. Позвонила на телевидение и рассказала, что я была свидетелем. Сначала меня корреспондентка попросила в прямом эфире рассказать все, что я видела. А потом она позвонила ещё раз и сказала, что следователи попросили мои контакты, и они не имеют права им отказать.

14:32. Теперь вопросы задают адвокаты. Начинает защитник Кокорина — Ромашов.

— Столик выбрали сами?

— Сама. Мы в прошлый раз с подругой встречались на этом месте. Я посчитала, что это будет символично. (В зале хихикнули.)

— На основании чего вы сопоставили их поведение с поведением преступников 90-х?

— По телевизору видела.

— То есть из художественных фильмов?

— Почему? Ещё и из документального кино.

(Реплика от прокурора: «Бандитский Петербург», например!»)

14:30. Подсудимые вызвали диссонанс у посетительницы. 

— Находились ли они в стадии алкогольного опьянения? 

— Навскидку сказать невозможно, но в стаканах у них было что-то темное, кажется, пиво и виски. У меня был диссонанс. Место, время и компания не соответствовали друг другу. Мы часто туда заходим после консерватории. Ничего подобного в этом кафе раньше не было. Я была удивлена. 

— Вы были возмущены поведением этой компании?

— Скорее, мне оно показалось очень странным. Думаю, так было принято в 90-х. Сейчас в общественных местах так себя не ведут

Александр Кокорин и Александр Протасовицкий / Фото: © РИА Новости/Илья Питалев

14:20. Кокорина и Мамаева приняли за бандитов из 90-х.

— Компанию было слышно во всем кафе. Я читала книгу и периодически на них посматривала. Потом только узнала, что это футболисты. Сначала показалось, что это какая-то неформальная тусовка, бандитская. Знаете, как из середины 90-х. Девушка, которая там была, совершала неприличные движения. Вспоминаются какие-то эпизоды, но это давно уже было. Жесты были очень заметны. Одна девушка садилась на колени к молодому человеку, — продолжает Екатерина. 
— Было понятно, что добром это не кончится. Читала — посматривала, читала — посматривала. Честно? Мне было интересно. А потом с их столика послышалось: «Тетя, что ты сюда смотришь?». Не уверена, что это было конкретно мне, но в итоге пересела.

14:10. Второго свидетеля зовут Екатерина, в тот день она была в кафе. Лично ни с кем из участников инцидента не знакома. 

— В районе 8:30 у меня была встреча с подругой в «Кофемании». Напротив меня сидели представленные здесь господа. Всего человек 10. Я читала книгу, пока ждала подругу. Потом поняла, что когда она придет, поговорить нам не удастся — и я пересела в противоположную сторону кафе. Потом началась какая-то возня, звуки битья посуды. Я запомнила татуированного молодого человека и того, который сидит от него слева сейчас (Кирилл), — рассказывает свидетель и почему-то улыбается.

14:00. Дальше на заседании будет выступать посетительница «Кофемании», а не работник. Это уже интереснее, можем услышать что-то новое.

13:52. Объявили небольшой перерыв — минут 5-10.

13:51. Перед уходом электрик сказал, что ему очень жаль ребят. 

13:50. Еще важное про сломанную спинку стула. 

— Чтобы появилось такое повреждение, стул можно ударить обо что угодно. Даже от простого падения подобное возможно, — сказал в конце свидетель.

13:48. Адвокаты опять давят на то, что следователи на предварительных допросах писали все в формулировках так, как им выгодно.

13:47. Так. Свидетелю после драки следователи предложили конкретный стул и попросили про него рассказать. «Нельзя точно говорить, что это был тот самый стул».

13:45. Прочитали момент про стул. Спросили, подтверждает ли он те показания. «Кажется, я сегодня сказал то же самое», — неуверенно сказал Вилюнов.

13:40. У нас уже третий свидетель из девяти, показания которого на первичном допросе не совпадают с показаниями на суде. Гособвинитель из-за «существенных противоречий» просит зачитать показания этого свидетеля с предварительного следствия.

Адвокаты резко против.

Суд удовлетворяет ходатайство частично. Будут зачитывать только не совпадающие моменты. 

13:30. Адвокат Кокорина (Ромашов) выяснил, что свидетель — очень ответственный человек. Хорошая работа.

— На лицах мужчин в костюмах была кровь?

— Я был далековато, не видел. Они сразу не ушли. Пересели. Я не смотрел на их лица.

— А на что вы смотрели?

— Чтобы мебель не развалили до конца.

13:27. Так, теперь интереснее. Вопросы задает Мамаев.

— Здрасьте! Я хотел уточнить. Вы видели нас в зале. Почему узнали?

— Я только вечером смотрел матч «Зенит» — «Краснодар», а потом увидел вас у нас в зале. Удивился, как это так быстро вы тут оказались. Что конкретно вы делали, я не видел.

— Кто-то из сотрудников говорил, что слышал предварительный сговор в нашей компании?

— Нет.

— Спасибо!

13:25. Теперь судья мучает свидетеля. Главное из уточненных показаний:

  • компания громко разговаривала, смеялась. Кто-то стоял, кто-то сидел.
  • для этого времени дня вели себя очень шумно.
  • кроме них, почти никого в зале не было.
  • была перебранка между компанией и двумя мужчинами в костюмах. В чем суть конфликта — не знаю. Что-то пытались выяснить.
  • тон? Очень громко. Мужчины в костюмах практически молчали.
  • официанты пытались гасить конфликт, успокаивали ребят: «Все, хватит, давайте домой»

13:15. До сих пор выясняют степень повреждения стула. Видимо, защиту испугали показания про вырванную спинку. Раз десять спросили «как его повредили» и «когда вы его починили». Свидетель (пожилой мужичок) явно устал и нервничает.

13:05. Этот свидетель не видел момента драки. Поднялся внутрь, когда все закончилось, через минут 20-30. Попросил их выйти на улицу. 

— О драке знаю с чужих слов. В отношении меня никакой агрессии со стороны ребят не было, — говорит Вилюнов.

— Нецензурную брань только от ребят слышали? — спрашивает адвокат Кокорина Ромашов.

— Возможно, ещё и со стороны персонала (смех в зале).

— Какие стулья в кафе?

— Все стулья в гостевом зале одинаковые.

— Часто ли меняли стулья?

— Работаю там 4 года. Стулья ремонтировал в подвальном помещении. Менял спинки, сиденья, подкручивал болты. Каким-то стульям, возможно, и 10 лет, а каким-то — год. Если с ними не обращаться варварски, то они и 10 лет простоят.

12:57. Говорят, у стула, которым вроде как бил Кокорин, была вырвана спинка.

— Компания была в стадии алкогольного опьянения. Как понял? Как-как, по внешним признакам. Два человека в солидных костюмах (вероятно, Пак и Гайсин. — «Матч ТВ») и ребята высказывали что-то друг другу. Полиция? Кто-то из персонала вызывал полицию. По-моему, наш менеджер. 

— Вызывали ли полицию посетители? 

— Не помню.

— Что еще вы видели?

— Как девушка в красной кофте что-то плеснула из своей чашки на простого посетителя. Он ей сказал: «Ты что творишь?! Я просто сижу и кушаю». Видимо, попутала с кем-то. Через некоторое время мне менеджер дала отремонтировать стул, который был участником этого конфликта. У него была вырвана спинка. 

— Сильно? 

— Висела на одном из четырех саморезов. Я отнес его к себе в мастерскую. Закрутил саморезы, все.

— Были ли на нем какие-то следы? 

— Нет. Просто был поврежден.

12:56. Кстати, футболисты теперь сидят в стеклянной клетке. Раньше была просто с решетками.

12:55. Снова рассказ об «императрице», как прозвали работники «Кофемании» спутницу Кокорина и Мамаева в тот день.

— Зайдя в зал, увидел шумную компанию. Были крики, шум, нецензурная брань. Девушка передо мной смахнула со стола тарелку. Я ей сделал замечание, но она мне очень грубо ответила. Я никого не разнимал, просто следил, чтоб не портили имущество, — говорит первый свидетель. 

12:50. Первый свидетель — электрик из «Кофемании» Александр Вилюнов.

12:40. Привели футболистов — скоро начнется заседание. Они улыбаются и приветствуют родственников. Все такие счастливые (адвокаты, жены, друзья), будто собрались на праздник. 

12:28. Пока ждем старта заседания, можно почитать мнение Игоря Шалимова о скандалах с футболистами. Он еще и про Гулиева говорил (полностью его мнение — здесь).

— Есть алкоголь, который людей вводит в то состояние, когда можно наделать глупости. С точки зрения избитого водителя, я бы сделал все, чтобы они получили максимальное наказание. Если встать на сторону ребят, то их жалко. Представляю, какие мучения они испытывают, вспоминая, какая у них была жизнь, тренировки, сборы, игры, семья. А где они сейчас?

12:18. Вчера стало известно, что Мамаев пожаловался на условия в автозаке, который возит футболистов на суд. Об этом рассказал ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы Иван Мельников.

— Мамаев пожаловался, что транспортировка в ежедневном режиме в суд трудна даже для него. И подозреваемые, и обвиняемые регулярно жалуются в ОНК, потому что у конвойной службы в автозаках не работает вентиляция, накурено сильно, и в целом тяжело гражданам, даже, видите, профессиональный спортсмен жалуется, — сказал Мельников.

12:05. Из 8 опрошенных свидетелей двое в суде меняли свои показания в пользу футболистов. Скоро узнаем, как будет сегодня

12:00. Вчера, кстати, пришли очередные грустные новости для Кокорина: спортивных врачей снова не пустили к футболисту для осмотра колена.

11:50. Жены и родители уже в здании суда. Журналистов раз в 20 меньше, чем на первом итоговом заседании на прошлой неделе.

Читайте также: