live
Футбол

«Амкар», который мы потеряли, Рыболовлев на крючке и путь одинокой «Звезды». Большое интервью Сергея Оборина

«Амкар», который мы потеряли, Рыболовлев на крючке и путь одинокой «Звезды». Большое интервью Сергея Оборина
Сергей Оборин / Фото: © globallookpress.com
Десять лет назад он исчез с футбольных радаров.

Сергей Оборин — легенда пермского футбола. Первый и, так получается, главный тренер в истории «Амкара», с которым он прошел путь от третьей лиги до высшей. В 2006-м Оборин расстался с «Амкаром», весь 2007-й провел с самарскими «Крыльями Советов» в премьер-лиге, половину 2008-го с новосибирской «Сибирью» — в первой, после чего прервал карьеру.

  • Как прошли десять лет вне футбола?
  • Зачем москвичам «Амкар»?
  • Есть ли у «Звезды» будущее?
  • Кто такой Оборин из «Реальных пацанов»?
  • Спиннинг или поплавок?

Бывших тренеров не бывает

— Бывших тренеров, как известно, не бывает, хотя некоторые ваши коллеги пытаются этот тезис опровергнуть, — Олег Романцев и Валерий Газзаев, например. Вы тоже в какой-то момент вдруг вышли из игры. Почему?

— Последнее на сегодня место моей тренерской деятельности — «Сибирь». До сих пор храню позитивные впечатления о людях, с которыми работал в команде и клубе, у меня был с ними полный контакт. Новосибирск вообще на удивление футбольным городом оказался: жизнь там буквально кипела, по разным группам играли порядка 400 команд, использовался любой пригодный клочок земли, детский футбол не заброшен… Интересное, неожиданное наблюдение лично для меня.

Но команда мастеров — немножко другая история все-таки. Мы немало наметили и кое-что успели сделать. Люди совершенно точно хотели заниматься развитием футбола более основательно, но, к сожалению, грянул кризис. Перед «Сибирью» в полный рост поднялся вопрос о выживании и все, что мы задумали, стало невыполнимым.

— Крах? Уныние?

— Нет-нет. Как бы поточнее описать свои эмоции с расстояния прожитых лет? Наверное, это можно назвать разочарованием. Я мог продолжать работу в Новосибирске, «или-или» — так вопрос точно не стоял, клуб адекватно реагировал на новые условия, в том числе и по контрактным обязательствам. Но к тому моменту и определенная усталость уже накопилась, честно говоря, — физическая, моральная. Хотелось, хорошо помню, отдохнуть сколько-то, посмотреть на футбол со стороны, подумать о важном. В общем, пораскинул мозгами и решил взять небольшую паузу.

Сергей Оборин / Фото: © globallookpress.com

Но пауза, так уж вышло, затянулась. Как принято говорить в таких случаях — по семейным обстоятельствам. Никогда не рассказывал на публике о личной жизни, для меня это неприемлемо, поэтому придумал такую версию с пометкой «для всех», очень удобную, чтобы лишних вопросов не было: все нормально, дачные дела, рыбалка моя любимая, аккумулирую энергию для новых свершений.

Было за это время несколько предложений, от которых я тактично уклонялся. А потом просто выпал из обоймы. Все закономерно.

— Время безжалостно, жизнь не стоит на месте.

— Конечно. Но да, соглашусь: бывших тренеров не бывает. Все эти годы, конечно, я внимательно наблюдал за тем, что происходит. И у нас в стране, и за рубежом. Футбол смотрел и смотрю чисто по-тренерски, как привык за долгие годы. Люблю общие планы, чтобы в кадр попадал как можно больший участок поля: все, что происходит без мяча, не менее важно, чем конкретный игровой эпизод, — такое вот восприятие игры, абсолютно естественное для нашей профессии.

— Допускаете, что еще не все долги отдали футболу? Или, может, не все от него взяли, вам виднее.

— И не отдал, и не взял. Футбол не отпускает, слава богу. Игровой адреналин — сильная зависимость, я очень люблю это ощущение. Игра — кульминация всего процесса, она заводит, она решает. Всегда отлично себя чувствовал перед игрой, ожидание вообще не грузило, мог в день игры легко часов до 11 проспать. Жил предвкушением, радовался, когда наступал тот самый момент: свисток, поехали! Вот это одна из самых ярких эмоций: наслаждение спортивной схваткой.

Сергей Оборин / Фото: © ФК «Амкар»

— Игра — не стресс? Редкое суждение.

— Не стресс, нет. Разгрузка, способ снять дистанционную усталость от текучки.

— «Оборин на рыбалке, на даче» — точно так, хорошо помню этот стереотип. А вот еще один: вы такой, знаете, убежденный пермяк, патриот родного края, долгий отрыв от корней вам не в радость, поэтому либо Пермь, либо ничего…

— Абсолютно не так, хотя обе мои командировки получились и в самом деле недолгими. Новосибирскую историю я могу изложить в деталях, если кому интересно, а про Самару — извините. Не имею морального права.

Самара и жерло вулкана

— До сих пор?

— Можно задеть многих людей. Да и не считаю я себя верховным арбитром, чтобы раздавать тут оценки. В Самаре мне тоже нравилось, но я попал там под революционную раздачу, так вот скажу. К концу первого круга мы аж на второе место забрались, закончили его на четвертом, в «Крыльях» было больше иностранцев, чем в любой другой команде лиги, — но ничего, вроде управлялся, команда веселая была, интересная. Но во втором круге она раз — и встала. Как будто разучилась играть.

Истинные причины, повторяю, озвучивать не имею права, могу сказать только, что одна из основных — смена губернатора. В конце сезона от моей команды одни воспоминания остались. Поменялось все! И тренер — Леня Слуцкий тогда пришел, — и президент, и десятка полтора новых игроков появились. Огненная история.

— Характерная для Самары.

— Пожалуй. Но я с большим удовольствием там работал и со многими людьми до сих пор поддерживаю добрые отношения. Если бы не смена власти — трудился бы и трудился.

— Может, он слишком футбольный, этот город?

— Говорю же: Самара расположена в жерле вулкана, давление на команду колоссальное, в том числе со стороны болельщиков. Неимоверное количество газет, футбольная передача на местном телевидении, все считают своим прямым долгом разобраться в том, что происходит…

Но это нормально, такова спортивная жизнь. К прессингу нужно быть готовым.

Сергей Оборин / Фото: © globallookpress.com

— Скажите честно: у вас нет ощущения, что пока вы на паузе, футбол убежал далеко вперед, а вы смотрите ему в спину?

— Футбол на месте не стоит, конечно, в том числе и с точки зрения методик. Но тут как раз обратный эффект, на мой взгляд. Например, сейчас куда легче анализировать матчи, это могучий прорыв. Раньше приходилось изворачиваться, чтобы хоть какую-то статистику получить. Было время, я в «Амкаре» детских тренеров подряжал, каждый получал индивидуальное задание, отслеживал, записывал информацию — в блокноте, на коленке. Погрешность, конечно, высокая была, но хоть что-то…

Технологически футбол сильно изменился, это правда, но работа главного тренера в некотором смысле упростилась. В ней теперь больше творческого начала, больше возможностей грамотно организовать процесс. Что же касается тактических трендов, например, — за этим просто нужно следить. Быть в курсе, кто, где, во что и почему играет. Но это уже по жизни, видимо, крест: буду я тренировать или нет, неведомо, но от него в любом случае не избавиться. И слава богу. Своя ноша не тянет.

— Вот мы и вернулись к тому, с чего начали: бывших тренеров не бывает.

— Кто же спорит?

Просто не нужно никому мешать

— Как вы смотрели игры «Амкара» все эти 12 лет? По телевизору, с трибуны, в ложе почетных гостей? Чувствовали себя причастным к тому, что происходило с командой после вас?

— У меня всегда была возможность прийти на стадион: клуб обеспечивал пропуск. Значимые матчи, интересных соперников старался увидеть вживую, если позволяли обстоятельства, но глаза людям особо не мозолил. Никогда не комментировал работу тренеров, которых после меня было немало, не давал советов, даже если сильно просили. Отношения с клубом всегда были доброжелательными.

— Тренеры в Перми действительно как-то не задерживались. Кроме Гаджиева, никто больше пары сезонов не отработал. В чем причина? Результат определяет сознание руководства?

— Не только. Тем более что и результат, случались такие сезоны, «Амкар» давал. У каждой отставки свой сюжет. Среди них было немало добровольных: коллеги уходили на повышение.

Рашид Рахимов / Фото: © РИА Новости/Илья Питалев

— И ни с кем из них не было профессиональных контактов?

— Совершенно осознанно. Крутиться рядом с командой я себе не позволял. Приехал человек — пусть работает так, как считает нужным. Никаких обид, никакой зависти, боже упаси. Просто не нужно никому мешать. Тем более что и встречного запроса не было.

— Представьте, что у вас есть предложение, над которым стоит поразмыслить. Неужели внутренняя свобода, независимость от условий, людей, обстоятельств — и электрический стул, который неизбежно ожидает любого тренера, — равноценный размен?

— Наверное, все зависит от мотивации. Если есть интересная задача, крепкие игроки, возможности для развития, время, чтобы наладить процесс, — можно опять в эту войну ввязаться.

— Кстати, вы сейчас чем на хлеб насущный зарабатываете?

— Небольшой бизнес. До кризиса было получше.

— Первый опыт в бизнесе, знаю, вы получили еще до начала тренерской карьеры: возили товар не из Китая и Польши, как все добропорядочные челночники, а из Индии…

— О да, развеселые времена, чего только ни вспомнишь! Не очень понятно было тогда, чем вообще заниматься, многие оказались в трудной ситуации на переломе эпох. Надо было просто выживать, как-то кормить семью. Мы устроились самым примитивным образом: тут купи подешевле, там продай подороже. Кое-что получалось, нужно признаться. Но — не мое это.

— Для кого-то смутное время, а для кого-то, как для вашего земляка Дмитрия Рыболовлева, нынешнего владельца «Монако», очень даже плодотворное.

— В свое время человек с хлеба на воду здесь перебивался, а как высоко сумел подняться! Видимо, что-то особенное в голове есть.

В Перми немножко застой

— «Амкар» умер. Ощущение пустоты?

— Пустоты нет. Есть разочарование от того, что власти не нашли возможность сохранить команду. Дело не в зрелище, которое мы потеряли. Дело в том, что «Амкар» был очень хорошим ориентиром для наших пацанов. Многие из них хотели заниматься футболом именно потому, что работал маяк. Многие продолжают по инерции. Они с восхищением смотрели на своих кумиров, это ведь правда, для них это были реальные герои, такие величины! Думаю, сила инерции будет постепенно ослабевать. В этом смысле — да, пустота.

Болельщики же, мне кажется, пережили не очень глубокое разочарование, тем более что народ опять занят выживанием: на дворе очередной кризис. В последнее время Пермь плохо ходила на футбол. Ей было не очень интересно. Эффект новизны, когда команда зашла в элиту, давно растворился. Людям, понятно, хотелось и более комфортных условий, и другого уровня футболистов, и интересной игры, и серьезного результата. Но в силу разных причин все эти хотелки повисли в воздухе. У нас тут случился немножко застой.

Матч между командами ЦСКА и «Амкар» / Фото: © Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru 

— Но ориентир-то для пацанов остался, в городе снова есть команда мастеров — возрожденная «Звезда». Я понимаю: Пермь — она Великая, ей вторая лига не по размеру, но все-таки…

— Уровень несравнимый, вы же понимаете. И дело не только в «Амкаре». К нам приезжали ЦСКА, «Спартак», «Зенит»! А сейчас приедет Ижевск.

— Пермский край дал нашему футболу таких людей, как Генрих Федосов, Павел Садырин, Алексей Попов, Константин Парамонов, Константин Зырянов. И вот на Зырянове эта славная плеяда как-то обрывается — новыми кумирами стали Дринчич, Пеев, Огуде. «Нет «Амкара» без болгара» опять же… Тоже ведь не случайно?

— Никаких открытий я тут точно не сделаю. Все, кого вы назвали, выросли во дворе. Сейчас дворовый футбол в Перми затух, а детские школы ориентированы не на качество, а на результат. В Европу загляни — во всех странах давно состоялись реформы, методики организации тренировочного процесса ушли далеко вперед. Куда ни ткни пальцем — совершенно по-другому тренируют молодежь.

— Для вас это еще и личная история: внук футболом занимается…

— Два внука. Какая мотивация у детского тренера? Его зарплата зависит от категории, а категория — от сиюминутного результата, который его воспитанники показывают в турнирах. С чем категорически невозможно согласиться, если ты хотя бы немного разбираешься в сути вопроса.

— Объясняете это тренерам ваших внуков?

— Мы, бывает, общаемся, но я их особо не ругаю, на мозг не давлю, жизни не учу и не пытаюсь навязать свое мнение. Просто смысла не вижу.

Привет от Берлускони

— Волнующий, если присмотреться, сюжет: «Амкара» нет, а «Звезда» возродилась. 25 лет назад было ровно наоборот: «Звезда» загнулась, зато появился «Амкар». Может, именно в этом сермяжная правда? И вообще: возрождение «Амкара» — актуальная тема?

— Не вижу, в каком сценарии может возродиться «Амкар», кто мог бы им заняться. Правительство свое отношение выразило в действиях, хозяева всех наших крупных предприятий — в Москве. Зачем им «Амкар»?

— То есть город и край уже смирились с тем, что все прекрасное — позади? Или борьба все-таки продолжается?

— Вряд ли есть повод говорить о борьбе. Все как-то довольно быстро схлынуло, ушло, забылось. Да в общем-то, бури и не было. По крайней мере, я ее не наблюдал.

— А все того же Дмитрия Рыболовлева никто не пытался на крючок подцепить?

— Вот не знаю, честное слово. Ни с кем на эту тему не общался, никакие слухи до меня не доходили.

Дмитрий Рыболовлев / Фото: © Jean Catuffe / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Вспомнить о малой родине — святое дело, как кажется нам с наших невысоких колоколен…

— Теоретически — да. Мог бы человек каким-то образом поучаствовать, помочь городу, в котором вырос и поднялся. Но я лично с Рыболовлевым не знаком, не знаю настроений. Видимо, Пермь для него — давно прошедший этап, невозвратное прошлое.

 — Правда, кстати, что красно-черные амкаровские цвета — отсыл к «Милану»? Якобы итальянские бизнес-партнеры прислали однажды на комбинат фирменный комплект от Берлускони — отсюда и клубная гамма. Серьезно была такая история?

— Всю символику придумали еще до меня, когда «Амкар» был заводской командой. Может, прислали форму, может, кому-то из руководства просто нравился «Милан» — кстати, тогда, в начале 90-х, он очень сильно выглядел. Я никогда цветам значения не придавал — важно, что в этих цветах ребята на поле делают.

Напрячься и начать с нуля

— В Краснодаре между болельщиками «Кубани» и «Краснодара» — клановая война. «Амкар» и «Звезда» разделяют город или объединяют его? Вы, например, чувствуете свою причастность к «Звезде»?

— Слушайте, я много лет за эту команду отыграл. Большую и лучшую часть своей не самой выдающейся вратарской карьеры. Мне кажется, болельщики в целом позитивно восприняли возрождение «Звезды». С точки зрения маркетинга это, наверное, удачный ход. Вот только я сильно сомневаюсь, что «Звезда» будет двигаться вперед и дальше. Чтобы двигаться, ей потребуется все то же самое, чего край не смог дать «Амкару»: устойчивое финансирование, современная инфраструктура, комплектование на уровне и так далее.

— То есть пятое место в зоне «Урал-Приволжье» ПФЛ, которое команда занимает на данный момент, — приблизительный максимум?

— Ну почему? Может быть, первый дивизион значится в перспективных планах, не знаю. Пока, по крайней мере, серьезные намерения не просматриваются. Логичный вопрос, согласитесь: зачем тогда было «Амкар» хоронить, готовую команду премьер-лиги? Чтобы всем вместе напрячься и начать с нуля?

https://twitter.com/fczvezdaperm/status/1109489094244089856

— Главный тренер «Звезды» — легенда пермского футбола Константин Парамонов, его помощник — легенда номер два Алексей Попов. Ваши, можно сказать, ученики.

— Учителей у Кости с Лешей сильно побольше, я просто один из многих в этом ряду. Ну да, завелись парни, пусть занимаются, если им это интересно.

— А вам интересно? Как консультанту, например. Вы как-то вовлечены в новый проект?

— Нет. Если бы ребятам понадобилась помощь — они бы, думаю, ко мне обратились, а я бы не отказал. Но пока запросов не было. Наверное, справляются.

— У «Звезды» ведь философия благородная: играем только своими воспитанниками, никого не покупаем.

— Думаю, философия обусловлена, в первую очередь, финансовыми возможностями. Как показывает общая практика, желание усилиться рано или поздно обязательно возникнет. Будут ли возможности? Никто сегодня не ответит.

Кто лучше — Черчесов или Капелло?

— «Приоритет нужно отдавать российским тренерам» — ваша фраза. Приоритет налицо, сейчас в РПЛ ровно один иностранец — безнадежно обрусевший Миодраг Божович, бывший пермяк. Лучше стал российский футбол?

— Как минимум не хуже. Но не нужно воспринимать мои слова линейно. Разве однозначно рассудишь — или давай только отечественных тренеров назначать, или только иностранцев! Если приедет в Россию специалист, который сделает интересную команду, — мы от этого только выиграем, и немножко примеров мы за последние лет десять набрали. Но при прочих равных условиях надо, конечно же, давать зеленый свет российским тренерам. Это наш футбол, плоть от плоти российский, мы должны его защищать и оберегать.

Простой вопрос на заданную тему: хуже работает в сборной России Станислав Черчесов, чем работал Фабио Капелло? Или, может быть, лучше? Мне кажется, ответ очевиден. Вот примерно об этом я говорю.

Станислав Черчесов / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Насколько внимательно вы смотрите чемпионат РПЛ? Сколько матчей в туре?

— Когда чемпионат стартует или возобновляется после паузы — все матчи мои: нужно получить полное представление о том, кто что из себя представляет. Потом немного успокаиваюсь и смотрю выборочно.

— Кто у нас в лиге самый интересный?

— На мой взгляд — «Краснодар» и ЦСКА. Две самые содержательные команды, их развитие основано на целеполагании. Они, во-первых, ставят цели, во-вторых, к ним стремятся, а в-третьих — у них неплохо получается.

— За «Зенит», в структуре которого работает Зырянов, часом не притапливаете?

Константин Зырянов / Фото: © ФК «Зенит

— За Костей всегда слежу — и как он играл, и как тренирует сейчас. Это вообще отдельная тема — наблюдать за теми, с кем довелось вместе поработать. И все-таки «Краснодар» мне интереснее, тем более что там давно трудится Олег Фоменко, с которым мы в «Амкаре» немало хлеба-соли съели. Команда показывает интересный футбол, временами — очень интересный. И точно отличный от других. В первую очередь, насколько я понимаю, благодаря целеустремленности президента, владельца клуба. Нашелся же человек, который не только искренне любит футбол, но еще и правильно его понимает…

— Такого бы в Пермь, хотите вы сказать?

— У нас ведь в какой-то степени была похожая ситуация. Валерий Михайлович Чупраков и Геннадий Михайлович Шилов придумали и создали «Амкар» буквально с нуля. А так-то да — Галицких на всех не хватает.

Природа — лучшее, что создал Господь

— У меня есть пара вопросов совсем не о футболе, если позволите. Вот первый. Никто и ничто так не прославил в веках Пермь Великую, как сериал «Реальные пацаны». Знаете, слышали, видели?

— Куда же деваться.

— Давно терзаюсь в догадках: один из главных героев «Пацанов» — ваш полный тезка, Сергей Оборин. Случайное совпадение или тут скрыта какая-то история?

— Нет, чисто совпадение. А вот то, что Коля Наумов, он же Колян в «Пацанах», — сын моего друга, есть правда жизни.

— Так Оборин по сюжету — тесть Коляна.

— Видите, как лихо все закручено.

— А вот второй вопрос. Рыбалка — не просто защита от досужих расспросов, как вы в начале разговора признались. Точно знаю, что вы действительно в теме.

— Чистая правда, рыбалку я нежно люблю. Но в первую очередь рассматриваю ее как возможность отвлечься от суеты, пообщаться с природой. Природа — лучшее, что создал Господь. Она не только красива, но и добра, умна, благожелательна ко всем, кто с правильными понятиями. Я чувствую себя в этой среде очень комфортно. Ничего меня не напрягает, все в радость. Кроме того, рыбалка — время для неспешных золотых мыслей.

Сергей Оборин / Фото: © ФК «Амкар»

— Мы тут с вами полностью совпадаем. Скажите как рыбак рыбаку: вы уже прошли свой Эльдорадо, рыбалку мечты, которой грезит каждый из нас?

— Я, может быть, неправильный рыбак, но как-то вот никогда не выдумывал для себя ситуаций, в которых поймал бы какого-нибудь монстра. Или накидал бы столько рыбы, сколько целая артель не поднимет. Нет таких ориентиров. Но чудесных воспоминаний, конечно же, хватает.

Вспоминаю, например, как попал однажды на убойный клев судака. Как-то щуку приличную взял — на 7 килограмм. Карпа, случилось, возил минут 40 — хорошего такого, на пятерку. Дело в Австрии было, получилось целых полдня выделить на рыбалку. Там лесочка-то — то ли 0,16, то ли 0,18, уже не помню. И вот 40 минут он доставлял мне радость, а я его мучил. В конце концов победил.

Раньше, помню, было желание сплавом пройти, у нас же много красивых речек. А сейчас уже не тянет, всему свое время, наверное. Меня теперь вполне устраивает такая, знаете, местного значения рыбалка. Вышел на воду, получил удовольствие — и домой. Или на дачу. Там жена ждет, кушать приготовлено, банька топится. Жизнь прекрасна! А завтра, если все хорошо, можно повторить, раз в радость.

А что до Эльдорадо… Я знаю, где эта золотая рыболовная жила. Чукотка и вообще Севера: там щуки бывает столько — больше, чем окуня в наших краях.

— Вы чем прибаливаете — поплавок, спиннинг?

— Да разные пристрастия, в зависимости от обстоятельств. Когда запрет на хищника, хочешь не хочешь, поплавком приходится заниматься. Но вообще моя снасть — спиннинг, любимая рыба — окунь, любимый телеканал — «Дикая рыбалка».

— Мне нравится философия спортсменов, которые пойманную рыбу считают не объектом охоты, а всего лишь инвентарем — ровно таким же, как леска, катушка или воблер. Catch and release…

— Я прошлой осенью с лодки рыбачил, дело шло к завершению сезона, но погода еще теплая стояла. Окуня ловил в отвес, а села щука. Не сказать, что серьезная, килограмма на три, наверное. Нормальная такая. Засек я ее плохо, потому что палочка с мягким строем, чисто по окуню. Но засек.

Стал выкачивать помалу. Поднялась она, походила около лодки, показала себя во всей красе, на меня посмотрела, мотнула башкой, хвостом шарахнула — и сошла благополучно.

Я до сих пор той щуке спасибо говорю. Живи на здоровье, милая…

Читайте также: