live
21:00 Кёрлинг. Чемпионат мира. Женщины. Россия - США. Прямая трансляция из Дании
21:00
Кёрлинг. Чемпионат мира. Женщины. Россия - США. Прямая трансляция из Дании
00:00
Тотальный футбол [12+]
01:00
"Этот день в футболе" [12+]
01:05
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
01:35
Футбол. Чемпионат Англии. "Фулхэм" - "Ливерпуль" [0+]
03:35
Футбол. Чемпионат Англии. "Эвертон" - "Челси" [0+]
05:35
"Команда мечты" [12+]
06:00
"Вся правда про ...". Документальный цикл [12+]
06:30
"Утомлённые славой". Документальный цикл [16+]
07:00
Новости
07:05
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
09:00
Новости
09:05
"Команда мечты" [12+]
09:35
Новости
09:40
Тотальный футбол [12+]
10:40
"Спартак" - "Зенит". Live". Специальный репортаж [12+]
11:00
Кёрлинг. Чемпионат мира. Женщины. Россия - Китай. Прямая трансляция из Дании
14:00
"Капитаны" [12+]
14:30
Смешанные единоборства. ACA 93. Салман Жамалдаев против Марата Балаева. Алексей Буторин против Даниэля Толедо. Трансляция из Санкт-Петербурга [16+]
16:20
Новости
16:25
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
17:10
"Тренерский штаб" [12+]
17:40
"Аксель Витсель. Бельгийский стандарт". Специальный репортаж [12+]
18:00
Новости
18:05
Континентальный вечер
18:50
Хоккей. КХЛ. 1/2 финала конференции "Запад". "Локомотив" (Ярославль) - СКА (Санкт-Петербург). Прямая трансляция
21:25
Новости
21:30
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
22:00
"Играем за вас" [12+]
Футбол

Игорь Егоров: «Когда намекнули, что у семьи будут проблемы, пережил страшные две недели»

Игорь Егоров: «Когда намекнули, что у семьи будут проблемы, пережил страшные две недели»
Игорь Егоров / Фото: © РИА Новости/Александр Вильф
Один из лучших российских судей, теперь работающий начальником команды «Енисей», рассказал спецкору «Матч ТВ» о своей карьере и жизни.
  • На что клюют кальмары.
  • Бывший арбитр в футбольном клубе? Не подумайте плохого.
  • Что бывает, когда Виталий Мутко закусит удила.
  • После какой дозы люди из горячих точек впадали в неадекватность.
  • Куда деваются деньги, выделяемые на работу с судьями.
  • Арбитры тоже плачут. 

Об этом и многом другом — ниже.

— Вы закончили судейскую карьеру из-за отсутствующих «крестов». В обычной жизни это не мешает?

— Беспокоят немного ноги, но теперь не считается. Второстепенное, бегать мало приходится.

— Как оказались в Красноярске?

— Когда стало ясно, что отношения с «Анжи» продлены не будут, поступило предложение «Енисея». Долго думать не стал, собрался, поехал. Работы особой не было, со свободным временем — наоборот. Почему нет?

https://twitter.com/fcenisey/status/885128950594371584

— В «Анжи» вы тоже были начальником команды, но совсем недолго.

— Вторую часть чемпионата-2016/2017. Перед межсезоньем разошлись.

— Такой короткий контракт?

— Контракта не было, простой договор. Возникло недопонимание.

— С владельцем Османом Кадиевым?

— С тренером Александром Григоряном. Подробностей не ждите, но Махачкалу вспоминаю с теплотой. Сняли дом всем административным штабом на берегу Каспия. Большая компания, много знакомых. Саша Танцюра, Володя Шуклин, Кадиев, Григорян — с ними раньше уже сводила судьба. В доме было несколько кухонь, а готовить я люблю. И продуктам дагестанским по цене-качеству равных поискать. Замечательно жили.

— Как вам Сибирь после Каспия?

— Не пугала и не пугает. Мечтаю пожить на Дальнем Востоке, почему-то особая тяга к тем местам. Но и Красноярск — отличный город, даже не ожидал. Большой, многолюдный, динамично развивающийся. Правда, пока мало где был. Когда в ФНЛ играли, в самолетах жили. Поднялись в премьер-лигу — стадион достраивался, то в Тюмени матчи, то в Москве.

— Откуда тяга к Дальнему Востоку?

— С судейских времен. Нравятся те края, каждый год неделю-полторы обязательно там отдыхаю. С лодочкой у причала, с рыбалкой. Природа, океан — красота.

— Что ловится?

— Что угодно. Креветку чилим пробовали? Аж сладкая, только там водится, ни аргентинские, ни тайские не сравнятся. Сам чилима не ловил, только ел. Но на рыбу и кальмаров ходил.

Фото: © globallookpress.com

— Кальмары прямо на удочку берут?

— Нужна яркая снасть с люрексом. Шестигранный крючок, наживка. И фонарь — кальмаров ночью ловят. Главное, когда прыгнет на снасть, не сразу его достать, пусть в воде чернила выпустит. И не дергать резко, иначе порвется, очень нежный. Как поймал, можно тут же готовить.

— Вы поработали владельцем, вице-президентом, спортивным директором, начальником команды, даже тренером…

— На областном уровне.

— И все же. Что из этого ваше?

— Прихожу к выводу, что легче начинать с нуля, чем переделывать. Поэтому возглавил бы клуб, пусть даже маленький. Прошел бы тот же путь, что уже проходил с «Торпедо-Викторией» и «Нижним Новгородом». Все начинается с детского футбола, а не наоборот, когда сначала команды создаются, набирают состав, потом подписывают контракты с какими-то школами и изображают активность в воспитании молодых. Детский футбол — фундамент. Когда судил в Манчестере, Амстердаме и Лионе, первым делом просил хозяев отвезти меня в их академию. Многое увидел и понял: это нравится больше всего. Ну, а в России эталон очевиден — «Краснодар».

— В одном человеке редко сочетаются богатство и футбольный фанатизм, так что «Краснодар», скорее, исключение. Реально ли у нас в стране поднять с нуля детскую академию, если ты столь же фанатичен, но не так богат?

— Нереально. Обязательно должен быть капитал. Когда игорный бизнес был легальным, я львиную долю доходов вкладывал в детский футбол. Михаил Костюков, Роман Емельянов, еще несколько ребят из ФНЛ и ПФЛ, группа молодых арбитров — плоды той работы. Парни выпускались из нашей академии с двумя образованиями: после 9 класса — техническое, еще через три года — высшее. Адаптированные к жизни люди: не получилось в футболе или судействе — остался хорошим человеком. Когда-то нам с Дмитрием Черышевым протянули руку и вытащили на свет, потом мы вложили в детей деньги и душу. К сожалению, от того проекта мало что осталось.

Академия ФК «Краснодар» / Фото: © РИА Новости/Виталий Тимкив

— Самоокупаемость детских академий — миф?

— Примеры есть разные. В Краснодаре подобное пытался реализовать обеспеченный человек Александр Молдованов. В Тольятти — Юрий Коноплев при поддержке Романа Абрамовича. Обоим завершить начатое не позволила смерть. Молдованов был добрым, всем хотел помочь, иногда в ущерб порядку. После Коноплева туда посторонние люди вошли, много ребят с задатками потерялось. Но вот «Чертаново» пока живет, пусть и не без дотаций. Интересных парней растят.

Понимаете, прежде чем воспитать детей, нужно воспитать тренеров. Сколько их в 90-е пошло в охранники и парковщики, чтобы прокормить семью? Провал надо кем-то заполнять. Сегодня тренеров становится больше, но всяк работает на свой лад, нет системы. В той же Хорватии или Сербии процент ставших профессионалами к общему числу пришедших в школы намного выше, чем в России.

У Галицкого будет толк: десятки филиалов, единый подход, много клубных команд для доводки молодых. Кому-то не нравятся сербы в краснодарской академии, но у них есть программа, и продукт получается качественный. А у остальных что? Набрал семилетних — 18-летних выпустил. Еще раз набрал — выпустил. А потом тренеру 70 лет, и он уже ничего не помнит, не знает, не может. Надо разбивать по возрастам, привлекать узких специалистов, пусть у них накапливается опыт. Правильная селекция и методика — другого в мире не придумано. Так работают и «Аякс», и «Реал». Пример — младший Черышев.

— Начальник команды — бывший арбитр. Есть тут тонкий момент?

— Отсутствует.

— Конфликт интересов? Повод для подозрений?

— Этого у нас всегда навалом. Любой разбирается в футболе и судействе — русский менталитет. Ну, работаем мы с Сухиной в клубном футболе, и что? Любош Михел тоже работал: за уши «Шахтер» тянул? Почему тогда нет подозрений, если начальник команды бывший футболист или тренер? Выстраивать на этом конспирологию — удел слабых. Сегодня тебе левый пеналь пробили — завтра ты. Футбольный бог все нивелирует, и с начальниками команд это никак не связано.

— Хорошо, приезжает в Красноярск Михаил Вилков. Как и вы, нижегородец. Присаживаетесь с ним накануне игры. Неужели завтрашний матч не обсуждаете?

— Нет. Как в Нижнем, как знакомые, как дела? Не более.

— Сильно «Енисей» страдает от судейских ошибок?

— Все бывает, но без обвала и паники. В первом дивизионе, что греха таить, мы били пенальти, которых не было. Со скамейки не разберешь, но смотришь потом повтор — подмечаешь. В премьер-лиге случалось наоборот. Матч с ЦСКА, Рома Галимов судит, идеальная позиция, но… Несчастный случай, и только.

Роман Галимов / Фото: © РИА Новости/Михаил Киреев

— Когда-то вы говорили в СМИ о важности вашей личной независимости. Начальник команды — то место, где можно чувствовать себя независимым?

— С руководителем клуба договорились «на берегу»: делаю что-то не так — он меня поправляет. Если все ровно и тихо — каждый остается при своих. Пару раз получал замечания по работе. В остальном меня никто за нитки не дергает. Есть перечень обязанностей — выполняю. Отношения с руководителями и тренерами замечательные.

— Подписали вы сенегальца Бабакара Сарра — а на него в Норвегии дело заведено об изнасиловании. Ваш фронт работ?

— Впервые слышу. Кто-то должен приехать, а кто и кого там насиловал, понятия не имею.

https://www.instagram.com/p/BtggHPHgD5D/

— Что самое сложное в работе начальника команды?

— Дело порой рутинное и не сказать, чтобы сложное. Тяжело, когда клуб и команда ждут от тебя больше, чем ты способен сделать. Стараешься как можно лучше выполнить обязанности, но не все от тебя зависит.

— Из бизнеса у вас что-нибудь осталось?

— Все закрыл и продал еще перед Махачкалой. Понял за эти годы: нельзя иметь бизнес и уехать в другой регион. Если сам не следишь, крышка.

— В 2009 году Александра Гвардиса необоснованно наказали за лишнего легионера в матче «Локомотив» — «Зенит». В знак протеста вы приостановили судейскую деятельность до конца первого круга. В наши дни подобные демарши возможны?

— Если бы все судьи поступили так же, Гвардиса мы отстояли бы. Наверное, четвертого арбитра и первого помощника стоило пожурить. Но почему на судей переложили обязанности начальника команды?

— Немножко не о том спрашивал. Ваш протест был ярким явлением. К тому же одиночным. Сегодня сложно представить, чтобы кто-то из арбитров на такое отважился. Они тихие люди и как бы слегка под колпаком, из-под которого не вырывается ничего эмоционального.

— Зря вы это спросили. Даже не хочу начинать, иначе из меня польется фонтаном. С единством, чувством локтя, товариществом у судейского корпуса проблемы. Разбрелись по закоулкам и шепчутся. Непростая тема, о которой сейчас не готов. Но времена тогда, кстати, были, может, и посложнее нынешних.

— В чем?

— Все понимали, откуда пришел в РФС Виталий Мутко. Перечить ему в том, что касалось «Зенита», не рекомендовалось. И действительно возникло недопонимание. Виталий Леонтьевич закусил удила, но в пределах разумного. Потом все сгладилось.

Виталий Мутко / Фото: Василий Пономарев

— Вы выжили и даже набрали вистов. Теперь же, кажется, демонстранта просто стерли бы из табеля назначений, и никто бы о нем через месяц не вспомнил.

— Каждый человек по-своему воспитан и закален жизнью. Единой линии поведения не существует, кто какую может, такую и гнет. Мне тогда терять особо нечего было.

— А сейчас?

— Наверное, есть. Зарплаты другие, уровень жизни другой. 10 лет назад даже футбольных команд в стране чуть ли не в два раза больше было, чем сейчас. Во втором дивизионе точно.

— Правда, что четвертым арбитрам в РПЛ даны негласные полномочия смотреть видеповторы во время игры и информировать главного арбитра по существу спорных моментов? Этакая русская замена VAR?

— Не слышал такого. Но то, что четвертый арбитр частенько заглядывает в монитор, бросается в глаза.

— С кем из бывших коллег сохранили теплые отношения?

— С верными помощниками Ходеевым и Малородовым. С Сухиной, Колобаевым, Гвардисом, Валентином Ивановым, Веселовским. С Чеботаревым часто пересекаемся по разным темам.

— Как-то выпивали мы с вами в зале вылета махачкалинского аэропорта. С одного матча летели. Вы сказали: «Денег не беру. Человек я обеспеченный, репутация дороже». Прозвучало сильно, ибо судьи так не говорят. Но вы ведь не только себя отрекомендовали, а невольно и про коллег намекнули.

— Камней ни в кого не бросал. И тему эту никогда с коллегами не обсуждал. Кто, у кого, сколько… А говорить огульно не имею ни права, ни обыкновения. Языки у футбольных и околофутбольных людей без костей, умеют раздуть. Скажешь одно — разнесут другое. Вопрос ваш вообще бесперспективный: подтверждений ни от кого не получите, только мусора в уши надует. Знаю, сколько про меня наговорено. Использовали как ширму, у кого-то брали рюкзаками, говорили, что на судей, и утаскивали по домам. Потом слышал: «Ладно скромничать, знаем мы все про тебя». Грязи и лжи вокруг футбола, к сожалению, много.

Игорь Егоров / Фото: © РИА Новости/Александр Вильф

— Вы же понимаете, что молва — от недоверия. Сначала огонь — потом дым. Кто-то кое-где у нас порой, а судят обо всех.

— Надо заниматься судейством, чтобы не было такого. Думать об имидже, развивать, вкладываться в молодежь, в школы. Большая работа, но кроме Питера сейчас мало кто это делает. Там у коллегии подход капитальный, если хотим хороших судей, другого и быть не должно.

— А как же школы Будогосского в Москве? Захарова в Калуге?

— В Москве ситуация куда ни шло, но я про провинцию. В Нижнем Новогороде, допустим, школа арбитра работает из рук вон. Ни своего помещения, ни стадиона — ничего. Была плеяда — Вилков, Белов, Низовцев. Сегодня их никто не подпирает. Большой провал.

— Нижегородский футбол тоже скучать не дает. Битвы за бюджетную котлету, парад мертвых клубов, а вверх движения нет. Или есть?

— Особо не интересуюсь. Осталась одна команда — «Нижний Новогород». «Волги» нет, «Олимпийца» нет, «Локомотива» нет, «Торпедо-Виктории» нет. Одни и те же люди старое прикапывают, потом новое создают. Сейчас губернатор поменялся, поглядим. Город-то замечательный. И стадион прекрасный. Ясно, что хотя бы одна команда на пять с половиной миллионов населения в регионе нужна. Арзамас, Урень, Выкса, Сергач, Павлово, Дзержинск — раньше много жило самобытных клубов. Детским школам было для кого футболистов растить. Теперь особо не для кого.

— Губернаторская забота о профессиональном футболе — трогательно. Но что-то намекает: опять насосутся и обнулят. Где свои Галицкие в большом красивом Нижнем Новгороде?

— Пока не видно. Но есть огромные заводы и крупные компании. Со многими частниками сам встречался. Не любят футбол, не видят перспектив в инвестициях. А многих из тех, кто помогал и помогает спорту, в свое время просто ставили на колени, обещая льготы или другие коврижки. Вынужденно отдавали очень существенные для своих бюджетов деньги.

— Вернемся к судейской независимости. Сталкивались когда-нибудь не с пряником, а с кнутом, если говорить о воздействии на арбитров?

— Почему вы считаете, что на судей надо как-то воздействовать?

— Не считаю, а спрашиваю. Известно же, что в Чите был добрый ритуал: арбитров по дороге из аэропорта в гостиницу завозили на кладбище.

— В Чите, к счастью, не судил. Бывал в других историях, но выносить на публику не готов.

— Страшно?

— Истории страшные, выносить не страшно, просто не хочется лишних разговоров. Мне шестой десяток, чего бояться? Были моменты на юге нашей родины, когда одна команда балансировала между лигами. Там на целую книжку набежит. И другие переделки случались, только это совсем неправильно. Результат нужно добывать на поле, а не возлагать всю ответственность на судью.

— В свое время лига приставляла к арбитрам вооруженную охрану. Не сработало?

— Только хуже стало. Они ж пили, как свиньи. Он тебя охранять должен, а ты его в самолет подсаживаешь. Были гостеприимные города, где встречали с некоторым комфортом. Охранники как увидят приметы гостеприимства — и начинается. Ужас, что творили. Все, как правило, из горячих точек, вонзят стакан-другой, и здравствуй, невменяемость.

— Адекватных нанять — дороже вышло бы?

— Для чего они вообще нужны? Была хорошая практика, я считаю. Судья говорит: не хочу судить ту команду и эту. Клуб говорит: не хочу, чтобы судили Егоров и Задунайский. Все это сводится воедино, антагонизмы не пересекаются. Сегодня такого нет. Не пошла игра месяц назад, обменялись после матча чем-то нелицеприятным — людей снова туда направляют.

Евгений Турбин / Фото: © РИА Новости/Александр Вильф

— В вашей практике доходило до намеков на семью, детей?

— Доходило.

— Усиливали меры безопасности?

— Намеки начались за пару недель до игры, а после сошли на нет. Те, кто намекал, остались довольны моей работой, хотя не в их пользу все сложилось. Но две недели были страшными. Без дела не сидел, что-то предпринимал, все-таки жизнь прожил интересную, побросало прилично, с людьми всякими познакомился. Однако уверенно себя не чувствовал, скажем так.

— Физическое давление приходилось испытывать?

— Ни разу.

— Чехарда начальников в российском судействе — плохо?

— Это не только в судействе. В РФС меняются руководители, в клубах. Пытаются найти тех, кто получше.

Александр Дюков / Фото: © РИА Новости/Владимир Астапкович

— А преемственность? Пластами ведь сменяются, кланами.

— Везде так. Приходит новый тренер — приводит свою команду. Некоторые задерживаются. Григорий Иванов может себе позволить сказать: этого оставляем. Или Галицкий. В других клубах иначе. Мы воспитаны на бригадном методе. В Советском Союзе были одни бригады, в 90-е — другие. Технология действует. Мне тоже легче работалось с постоянными помощниками: Малородовым, Ходеевым, Поглазовым. Знал, от кого чего ждать. А когда по часу новичков инструктируешь, уверенности особой нет.

— Не пытались после завершения судейской карьеры встроиться в управленческую вертикаль?

— Полгода инспектировал второй дивизион, четыре или пять матчей отработал. Хочется передать опыт. Есть что передать, знаю, как передать. Но писать после матчей сочинение на свободную тему объемом восемь листов — извините. Ладно еще, когда матч был событийный. Ошибки, спорные эпизоды, сложные моменты. Но если ноль ударов по воротам, одна желтая карточка и из-за ветра со снегом не видно ни зги, что там писать? Арбитр не раскрылся, ничего не произошло — зачем сочинение?

А ты все равно должен заполнить эти восемь листов: кто, куда, как ведет себя за столом, как после стола… Мне кажется, пережитки прошлого. Понял, что переписывать предыдущую «рыбу», только чтобы тебе поставили инспекторскую оценку, не мое. Во втором дивизионе инспекторы, твердое убеждение, должны быть опытными, из премьер-лиги, а не те, кто несколько игр где-то с флажком постоял. Именно там молодых судей еще можно научить азам. Потом переучивать уже поздно.

— Какой матч в карьере был самым сложным?

— 2003 год, первый дивизион. «Кубань» принимала «Терек» в борьбе за высшую лигу. Дико сложная игра. И не по содержанию, а по атмосфере вокруг матча.

— Удалось изолироваться от предыгровых контактов?

— Не удалось. Но выжил. После игры, не поверите, прослезился. Судил 3 ноября, на следующий день мне 35. И такое вот интересное поздравление, с подоплеками и подтекстами. В тот же год меня признали лучшим арбитром страны, получил эмблему ФИФА — наложилось друг на друга все что только можно.

— Слезы были от гордости за работу или от облегчения?

— От напряжения. Важнейший матч для обеих команд и для меня тоже. Много было всяких встреч, разговоров, пожеланий. А после игры руководители клубов пришли пожать руку: «Ты обещал судить, что есть, - так и отсудил. Была честная борьба, для нас это важно».

— Кто выиграл?

— 0:0. В высшую лигу вышла «Кубань».

— Можно ли искоренить мат на поле? Нужно ли? Или оставить все, как есть?

— Есть пословица: футболист без мата, что солдат без автомата. Телевизор включаем — оттуда мат. Где-то «пи» опаздывает, где-то забывают наложить. Чуть ли не креативно это теперь. Плюс русские традиции. Так что в футболе мат будет всегда — вопрос в контексте и ситуации. Одно дело — стык, подкат, боль, вырвалось. Другое — в адрес арбитра, осознанно, демонстративно. Судьи, которые говорят, что не слышали, нечестны. И допускать такое - огромное неуважение к самому себе... Тебя посылают, а ты делаешь вид, что оглох. Будь я руководителем судейского корпуса, первым делом потребовал бы строгости в этом вопросе. Послали, схавал — сразу во второй дивизион. Если арбитр не заставит себя уважать, он никто. Такого плана мат на поле недопустим.

— Поймут ли большие клубы, если за слова, которыми разговаривает полстраны, их станут оставлять в меньшинстве? Или хватит предупреждения?

— Желтую давать бессмысленно. Либо ничего, либо красную. За мат предупреждение по правилам не дается — только удаление.

— «Енисей» готов к установке системы VAR?

— Пока не обсуждалось.

— А нужно?

— Скажу, несмотря на то, что видеоповторы могли бы добавить нам очков в этом сезоне. Видим на примере европейских чемпионатов: судьи перестали брать на себя ответственность. Она просто распыляется на всех. Я бы все равно доверял арбитрам, а не видео, хотя и спрашивал бы с них больше. Судьи готовятся, сдают тесты, учат правила — для чего? Пусть респектабельно выглядят и будут немного в теме — при наличии VAR этого хватит, ведь в любую минуту эпизод можно отмотать назад. Ассистенты перестали поднимать флажки: нападающий получает мяч в офсайде, боковой бежит с ним до линии ворот, потом показывает «вне игры» и возвращается к месту нарушения. VAR подстрахует, зачем рисковать? Динамичности, красоте, пикантности футбола это вредит. Хотя для важнейших моментов, влияющих на результат, VAR, может, и нужна. Ее сиюминутная польза очевидна. Вдолгую влияние VAR на футбол просчитать сложно. К тому же она не страхует от домыслов. Ведь и в поле, и у экрана спорный эпизод трактует человек.

— Правда, что вас проводили на заслуженный отдых сувенирным стеклянным мячиком в спартанской обстановке?

— Даже не мячиком, а какой-то цацкой из ближайшего магазина. Ребята в Ростове купили и отдали Розетти, чтобы он мне вручил. Отработал матч, стою в раздевалке в одних трусах, итальянец дарит художественное изделие, жмет руку — так закончилась моя карьера. Торжественнейший момент.

Роберто Розетти / Фото: © РИА Новости/Александр Вильф

— Вы знали, что это последняя игра, или были поставлены перед фактом?

— Нет, было много переговоров. Просил, чтобы с меня сняли тест «йо-йо». Готов был пробежать любую дистанцию за любое время, но не челночить с частыми разворотами, мои коленки такого выдержать уже не могли. Розетти не пошел навстречу, дал понять, что он такого же возраста, но уже закончил, а я почему-то еще сужу. Понял, говорю. «Йо-йо» все равно не побегу, буду заканчивать.

— В 2005-м, давая эмоциональное интервью, вы сказали: «Для каждого клуба у нас свои правила». Ситуация изменилась?

— Сейчас это в меньшей степени. Вспомните, какие матчи судил Егоров. Центральные в основном. Те, в которых было много футбола и мало нефутбола. В одном из сезонов отработал восемь игр «Зенита» с московскими командами. Не жалуюсь, но иногда хотелось просто дух перевести, мы с «Зенитом» уже видеть друг друга не могли. Однако у неприметных матчей другая подоплека. Там я был не очень нужен в силу ряда причин.

— Помните матч «Луч» — «КАМАЗ» во Владивостоке, где Каюмов поставил четыре пенальти?

— Не просто помню — через три дня судил там следующий матч «Луча», с «Химками». Тогда Андрей Тихонов выдал в интервью: «Сейчас приедет Егоров и поставит пять». Встретились, спросил, зачем он так. Ни одного не поставил, «Луч» выиграл 2:1.

Игорь Егоров / Фото: © РИА Новости/Вадим Жернов

— Когда-то вы собирались наладить производство мыла «Судейское». Довелось?

— Все впереди. Еще будет шанс озолотиться.

— Мемуары тоже в планах?

— Не знаю, будет ли это кому-то интересно, но рассказать есть что.

— Много в футболе людей, которым руку не пожмете?

— Полно. Без фамилий. Они и так знают, когда мимо прохожу.     

Читай также:

Фото: globallookpress.com, РИА Новости/Виталий Тимкив, Gonzalo Arroyo Moreno / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, РИА Новости/Михаил Киреев, Василий Пономарев, РИА Новости/Александр Вильф, РИА Новости/Григорий Соколов, РИА Новости/Владимир Астапкович, РИА Новости/Саид Царнаев, РИА Новости/Рамиль Ситдиков, РИА Новости/Вадим Жернов