Футбол

Травмы, коктейли, казино и ремонт квартир. История легенды футбольного симулятора

Травмы, коктейли, казино и ремонт квартир. История легенды футбольного симулятора
Фото: © Eidos Interactive, ФК «Динамо Минск»
Интервью белоруса Максима Цыгалко, которому Football Manager прочил звездную карьеру. Но что-то пошло не так.
  • Игра Football Manager — не только про развлечение
  • Это также возможность найти футбольные таланты в любой части света
  • В версии менеджера-2001/02 главным дарованием планеты был белорус Максим Цыгалко
  • Ниже — цитата Георгия Черданцева, которая расскажет про этого форварда примерно все:
— Максим Цыгалко велик! Я думаю, он самый великий игрок в истории компьютерных игр. Пеле просто реально отдыхает.
— Максим просто у всех был велик, у всех, с кем я общался, кто увлекался этой игрой. Он у всех забивал, причем в любой команде. Потому что я его нарочно покупал, даже ради эксперимента, в любую просто команду. И он с удовольствием шел, его продавали за какие-то смешные деньги. Вот он в любой команде становился лучшим бомбардиром, строго забивал огромное количество голов, ну вот лично у меня 50 мячей за сезон на протяжении 10 лет он забивал всегда. Покер, 6 мячей за игру. Максим Цыгалко был просто великолепен!
— В общем, Максим Цыгалко — один из первых, конечно, кумиров в молодости, он был прекрасен. Жаль, что он не состоялся как футболист. Не знаю, каким образом компьютер заложил в него такие фантастические данные. (© Sports.ru, 2011 год)

Характеристика Максима Цыгалко в Championship Manager 01/02:

https://twitter.com/FMPlayers/status/952978815231373314?s=20

Мы созвонились с Максимом и узнали, как сложилась его реальная жизнь. Главные пункты:

  • Поиграл за «Динамо» Минск (с ним стал чемпионом Белоруссии-2002/03 и обладателем Кубка-2004), далее были «Нафтан», казахстанский «Кайсар», армянский «Бананц» и «Савит Могилев»
  • Завязал с футболом в 25 лет после того, как пришлось поменять тазобедренный сустав
  • По собственным словам, тяжело переживал уход из большого спорта, «бывало, что выпивал неделю»
  • Сумел взять себя в руки, переквалифицировался, стал занимался установкой окон и ремонтом квартир
  • Сейчас у Максима свой строительный бизнес. В интервью ниже он расскажет, как дружил с Александром Глебом, как мог загудеть перед тренировкой и какую сумму был способен проиграть в ереванском казино

«Занимался установкой окон и ремонтом квартир»

— Максим, как у вас сейчас дела?

— Я в 25 лет получил травму, мне сустав тазобедренный поменяли, закончил с футболом. Потом мы с другом начали заниматься строительным бизнесом.

— Что это за бизнес?

— Магазины под ключ — отделка, плитка, укладка, свои ребята работают. Я занимаюсь договорами по нахождению этих магазинов, а они [ребята] выполняют непосредственно работу. Делаем сантехнику, электрику.

— Доход в этом бизнесе сопоставим с тем, что был в вашей футбольной карьере?

— Нет, конечно. На жизнь сейчас хватает, не более того. Не глобальные суммы, тем более если сравнивать с Россией. Пару тысяч долларов в месяц выходит, где-то так.

— Читал интервью вашего брата (Юрий Цыгалко — белорусский футболист, вратарь, завершил карьеру из-за травм. — «Матч ТВ»), в котором он говорил, что занимается ресторанным бизнесом.

— Да, имеет свое кафе. Они с компаньоном вдвоем начинали с самого низа это дело поднимать.

Юрий Цыгалко / Фото: © ФК «Савит»

— Может, вас тоже подтянут?

— Я не хочу пока туда лезть. Они вдвоем там сами всем занимаются: одно кафе в центре города, второе — тоже. Сами там крутятся, я не лезу.

— Со слов брата, вы после завершения карьеры занимались установкой окон.

— Да, самому надо было через это пройти. Занимался и установкой окон, и ремонтом квартир. Пришлось пройти через это все, чтобы потом разбираться.

— То есть сами ездили на заказы?

— Да, конечно.

— И знаете, как надо устанавливать окна?

— Ну, как? Достается старое окно и ставится новое. Просверливаются дырки, загоняются анкера, потом ставится отлив подоконника, делаются откосы пластиковые. Обычно по такой схеме работали.

— На высоте тоже устанавливали?

— Бывало, что ставили рамы балконные — пятый этаж, девятый. Естественно, на высоте приходилось работать.

— Не страшно?

— Периодически немножко потряхивало, но это рабочие моменты, как я говорю.

«Даже не знаю, как это случилось. Просто сустав разрушился полностью»

Братья Максим и Юрий Цыгалко празднуют победу в Кубке Белоруссии-2004 в составе минского «Динамо»:

— Из футбола в строительный бизнес — достаточно резкий переход. Как это произошло?

— У меня два высших образования — юридическое и спортивное, я заканчивал институт физкультуры.

Мог пойти и тренером, но сразу меня не тянуло. Меня немного «отвернуло» [от футбола] после того, как я травму получил. Стало морально тяжело, поэтому решил от этого отдалиться. Может быть, сейчас и жалею, что сразу не пошел на тренера или агентом каким-нибудь, но так получилось. Уже 10 лет прошло, довольно большой срок.

— Вы сказали, что вас «отвернуло» от футбола. Почему?

— Потому что я последнее время играл в Армении. Потом вернулся в Белоруссию. Меня не могли долго заявить, так как уже была третья команда за сезон, а вроде можно только две команды за год поменять.

В итоге меня все-таки смогли заявить на чемпионат Белоруссии. Я сыграл там с сентября полкруга, в первом же матче забил гол. Вроде все нормально было по здоровью. У меня закончился контракт, начал тренироваться, зимой поддерживал форму. И даже не знаю, как это случилось — сустав разрушился полностью, пришлось его менять.

Я чувствовал, что болела спина, и иногда очень сильно, уже не мог играть. Сделал МРТ, и он показал, что надо срочно менять сустав. Для меня это было очень неожиданно, как снег на голову.

— То есть потребовалась срочная операция?

— Да, потому что были адские боли. Пришлось сделать операцию, а затем долго восстанавливаться. Естественно, мне сказали, что играть в футбол я не смогу.

— Где делали операцию?

— Не располагал на тот момент суммой, чтобы поехать в Рим или Германию, поэтому пришлось ложиться в Минске. Вроде сделали нормально, бывало пару раз, что сустав выскакивал, но все относительно более-менее.

Видео на котором Максим Цыгалко абсолютно здоров, и находится в обойме «Барселоны» вместе с Роналдинью:

https://twitter.com/cm0102legends/status/1196525629375533056?s=20

— Если знаете о суммах в Германии и Риме, значит все-таки прорабатывали такой вариант?

— Да, но в Германии даже не давали гарантию 50 на 50. Они говорили: «Может, будешь играть, но это процентов 10-15».

Операция стоила около 20-25 тысяч долларов, у меня таких денег не было. И что мне, надо было рисковать, продавать квартиру? У меня тогда уже был маленький ребенок. Я посчитал это нецелесообразным, поэтому решил, что будет проще закончить карьеру.

— А операцию в Минске кто оплатил? Клуб?

— Я, все за свои. Я тогда доиграл в Белоруссии сезон. Контракт с клубом закончился. Если бы я был в команде, это другое дело — можно было бы попробовать, рискнуть, может, и восстановился бы.

— Как сейчас себя чувствуете?

— Так, иногда играю в футбол. Но все равно, поиграешь 20-30 минут и чувствуешь, что нога очень сильно болит. Скорость, естественно, пропала после этого, раньше-то я бегал очень быстро. А сейчас, после этой травмы… Реально страхуешься, боишься этих стыков, потому что в любой момент сустав может выскочить — неизвестно, чем это все аукнется.

«За пять минут до конца тренировки порвал крестообразную связку»

— Сколько вам было, когда получили последнюю травму?

— Двадцать четыре.

— До этого были варианты продолжить карьеру за границей?

— Да, было много вариантов, но не срослось. Президент минского «Динамо» хотел слишком больших денег за переходы.

Однажды все-таки получилось договориться — я поехал в португальский «Маритиму». Они за меня уже даже оплатили сумму, которая президента устраивала, где-то 500-600 тысяч евро. Но за пять минут до конца тренировки получилось так, что я порвал крестообразную связку колена.

Руководство говорило: «Если на месяц (думали, что мениск), мы тебя все равно подпишем, ты нам нужен». Но получилось так, что и мениск, и крестообразная.

— Каким был ваш переход от футбольной жизни на нефутбольную?

— Если честно, вышло тяжеловато. У меня был первый брак, детей не было, там много своих нюансов, долго рассказывать….

Я разошелся с первой женой, но потом познакомился с другой девушкой, сейчас у нас двое детей — четыре и семь лет, две девочки. Понятно, что сначала было тяжело и морально, и физически.

— В чем это проявлялось?

— Бывало, неделю выпивал, мог уйти в запой. Я говорю как есть. Я такой же человек, как и все. Было тяжело, но как-то потихонечку…

Пример мерча с Максимом Цыгалко, который актуален даже в 2019 году. Подставки под пиво за семь фунтов стерлингов. Бесплатная доставка на Рождество.

https://twitter.com/cm0102legends/status/1206656227247370240?s=20

— Вырулили?

— Да, более-менее пришел в себя.

— Везде пишут: «Максима Цыгалко погубили травмы». Вы считали, сколько у вас их было?

— Нет, не считал. Думаю, часть травм случилась из-за того, что мы с братом в 16-17 лет были метр шестьдесят — метр семьдесят ростом, а потом за одно лето вымахали сантиметров на 15-20. Естественно, мышцы не успевали сформироваться.

Надо было чаще посещать тренажерный зал, закачивать ноги, пить специальные ингредиенты, чтобы мышцы наращивались.

Я всегда был такой худощавый. Я сколько не ем, все равно резко не набираю. У меня всегда был в футболе один вес. Даже теперь, не играю уже 10 лет, а у меня такой же вес, как когда я играл.

— Футболисты порой говорят, что после некоторых травм начинают копаться в себе, пересматривать отношение к организму, больше следят за диетой, за режимом. У вас такое было?

— Да. Старался ходить в бассейн, вода оттягивает мышцы, баню люблю.

«Были дискотеки и девочки. Как-то проиграл в ереванском казино $ 11 000»

— Но по ходу карьеры, можете сказать, что были режимщиком?

— Нет. Не скажу, что был святым, всякое случалось по молодости. Сами знаете, молодые ребята, мы тем более с братом всегда вместе. Были и дискотеки, и девочки, и, понятно, что где-то шло нарушение режима. Но чтобы полностью с катушек слететь — такого не было. 

— Ночью погулять, а затем, не поспав, пойти на тренировку?

— Да, бывало.

— Как после этого чувствовал себя организм?

— Когда молодой, то нормально. Ты можешь двое суток не спать и на тренировки ходить в нормальном состоянии, адекватном. Организм быстро восстанавливался.

Это сейчас если ночь не посплю, организм уже дает знак. А раньше, в 20-22 года, все это не чувствовалось.

Бразильские журналисты считают Максима Цыгалко легендой:

https://twitter.com/ecolombari/status/1000756562858860544?s=20

— И на игру не влияло?

— Нет. Ко мне вообще никогда не было претензий — ни по тренировкам, ни по самоотдаче. И чтобы я приходил с перегаром, такого не было.

Я если даже на дискотеку ходил, то знал, что могу потанцевать, с девочками позажигать, выпить один коктейль, так как на завтра обязан был быть в форме. А чтобы напиться в хлам и на утро не суметь голову поднять, такого не было.

— Сергей Ковальчук и Геннадий Загородный отмечали вашу страсть к игровым автоматам.

— Да, было такое. В свое время с братом зависали в казино, в игровых автоматах. Это тоже неправильно, сейчас об этом жалею. Уже не играю лет пять, а может, три.

Раньше тянуло, просто хотелось развеяться, окунуться в другой мир, поиграть в автоматы. Дело было даже не в выигрыше, а в смене обстановки — нечем было заняться. Утром закончилась тренировка, жена, допустим, на работе или своими делами занимается — а мы поехали с братом, взяли по бутылочке-две пивка, попили, посидели, поиграли в автоматы, поехали по домам.

Я об этом жалею, потому что у меня из-за этого, наверно, и распался первый брак. Ей это было непонятно, почему я мог проиграть 200-300 долларов за день. За месяц сумма набегала нормальная. Она считала, что лучше эти деньги отложить. Но, бывало, и что-то выигрывал.

— Сколько?

— Выиграл? Ну, пару тысяч долларов. А за свою жизнь, если посчитать, проиграл где-то в районе $100 тысяч. Но это не сразу, конечно.

Единственное, в Ереване я как-то сорвался. Играл за «Бананц», за месяц заработал 10 тысяч долларов (с премиальными), а проиграл где-то 11 тысяч. Это у меня единственный такой крупный проигрыш.

А так, по 100 долларов ходил поиграть. Мы с Сашей и Славиком Глебом ходили часто. Могли по 100 долларов, по 150 долларов проиграть, но не более того.

— Обращались к специалистам, чтобы вылечиться от пристрастия к азартным играм?

— Нет, все само собой произошло. Самоанализ сделал, понял, что мне это уже неинтересно.

Раньше я мог на ставках положить 20 долларов, поставить если, допустим, «Барселона» с «Реалом» играет. Мог поставить на какой-нибудь экспресс, на волейбол или на баскетбол, это просто как отдых было.

Случалось, я в покер играл, но на небольшие суммы, по 5-10 долларов. Выигрыши были по полторы тысячи долларов, до двух тысяч иногда. Но и проигрывал. Конечно, не такие суммы, как в казино.

Теперь я вообще не играю уже пару лет, мне это не очень интересно, и времени нет. 

«В детстве тренировались на асфальте, зимой — на снегу»

— Вы заговорили про Глеба, вы же оба начинали в минском «Динамо-Юни»?

— Да, я с Сашей хорошо раньше общался, а со Славой, его младшим братом, мы одногодки.

— Мы ездили на чемпионат Европы среди молодежных команд в 2004 году. Я с Сашей даже жил в одном номере — не с братом, а с ним. Мы очень хорошо общались, были общие интересы. Сейчас у него, правда, своя жизнь, а у меня — своя.

— Глеб недавно во влоге «КраСава» рассказывал про вашу площадку в Минске, которая была асфальтовой, а туда детей приводили играть.

— Да, мы начинали на асфальте, летом на нем играли.

— Жесть.

— Зимой получше, был снег, можно было играть, не сдирая ноги, коленки и суставы. Может, в том числе из-за этого у меня сустав полетел — не тренировались в детстве на нормальных полях.

— Как считаете, если бы в детстве условия были получше, во взрослом возрасте было бы меньше травм?

— Думаю, да. У меня брат поиграл до 32-х, но у него сейчас та же проблема — надо менять тазобедренный сустав.

Я не знаю, это или хроническое, или от тех условий, в которых мы занимались. Ладно бы синтетика какая-то лежала. Но на тот момент, особенно для нашей страны, это была редкость.

«Мне говорили, что в Англии и Турции продают коврики для мышек с моей фамилией»

— Вы стали легендой игры Football Manager. Что для вас это значит?

— Честно сказать, по большому счету я ни разу не играл в эту игру, но мне много о ней рассказывали. Мне даже говорили, что я мог бы на этом бизнес сделать, если бы запатентовал свое имя.

Говорили, что люди в Англии и в Турции продают коврики для мышек с моей фамилией и что все это расходится нарасхват. Не считаю себя выдающимся футболистом, тем более я особо ничего не достиг. В компьютерной игре, как утверждают, я — легенда. Но так получилось, не более того.

Максим Цыглако — герой британских блогеров:

https://twitter.com/PunditFeed/status/1078636404496723968?s=20

— Интерактивный статус вам когда-то помогал в реальной жизни?

— Нет, никогда. Просто иногда люди звонят, вот как вы. До этого летом из Турции приезжал человек, сказал: «Буду в Минске, хочу у тебя интервью взять». Из Германии тоже был журналист год назад, звонили еще из других стран, но это уже давно было.

Я не отказываю никому, если есть возможность — всегда поговорю, пообщаюсь. Мне объясняют, что в игре у меня мощная скорость, забиваю по 100 голов, в какую команду ни возьми. Но для меня это по большому счету ничего не значит. 

— Помните Понтуса Вернблума из ЦСКА? Он — фанат FM и как-то говорил: «До сих пор помню имя главного читера — это был Максим Цыгалко. Охотился за ним во всех своих сейвах. Классный форвард, феерил в каждом матче».

— А я читал это, кстати!

— Не обидно, что у вас читерский персонаж, как говорит Венрблум?

— Ха-ха! Да как я должен это прокомментировать? Мне эта тема далека, особенно я в этом не разбираюсь.

Я не знаю, почему, как так получилось и кто создал такую программу. Потенциал, наверно, у меня какой-то был, раз в компьютерной игре у меня такие возможности. Но я свой потенциал, как видите, реализовать не смог.

Читайте также: