Футбол

Травля, долги, три жены и выигрыш Лиги чемпионов с «Ливерпулем». Жизнь Йона-Арне Риисе

Травля, долги, три жены и выигрыш Лиги чемпионов с «Ливерпулем». Жизнь Йона-Арне Риисе
Йон-Арне Риисе / Фото: © Instagram Йона-Арне Риисе
История норвежской легенды. С его паса Джеррарду начался великий камбэк в финале ЛЧ-2005.
  • В детстве Йона-Арне тренировала мать
  • Она же не пустила его на похороны отца
  • На первую свадьбу он приглашал сына Каддафи
  • Мотивационную речь перед вторым таймом финала-2005 Риисе услышал от будущего тренера «Сибири» 

На родине Риисе долго не любили.

Его звали Йон-Арне Эйкрем, и в первый класс он пошел в Холместранне на востоке Норвегии. Отец выпивал и бил мать Йона-Арне (бывшую гимнастку и вратаря районной футбольной команды), она обратилась в полицию, его арестовали, и они развелись. С двумя детьми Берит Семуннсет переехала к старшему брату на остров Хесса, омываемый Северным морем. Сыновья взяли фамилию ее второго мужа Тормода Риисе. Позже Йон-Арне даже вытатуировал ее на спине.

Бледный, веснушчатый мальчик, он классно играл в футбол, но в школе ощущал себя изгоем. Раздавал пригласительные на дни рождения, а одноклассники его игнорировали. «Помню, как я ждал школьный автобус. Когда он подъехал и двери открылись, дети не пускали меня. Они смеялись и кричали водителю: «Закрывай и поехали». Почему-то водитель послушался, и я побежал в школу по обочине», — вспоминал Риисе в своей книге «Бегущий человек», написанной с норвежским журналистом Йенсом Юханссоном.

Риисе не понимал, почему его не любят, и отдавался тому, что получалось лучше, чем дружба со сверстниками: просыпался без четверти шесть, надевал спортивный костюм и бегал около часа — дождь ли, снег, в любое время года. Бывало и так: мама забиралась на трехсотметровый холм с секундомером, а он носился вверх-вниз с короткими передышками.

Она составила ему программу тренировок, когда он летом 1994-го уехал на несколько недель к отцу. Но какие тренировки на каникулах? Йон-Арне курил за утренним кофе, днем загорал на пляже, а вечером играл с отцом в дартс в пабе.

Вернувшись на остров, он нашел-таки друга — Николу Анделича, который сбежал с родителями от войны в Боснии и поселился в соседнем доме. У Николы было необычно: крики, эмоции, сигаретный дым, много мяса, хлеба, и все можно есть руками. Йон-Арне почти поселился у Анделичей, а годы спустя, после развода с первой женой, позвал Николу к себе в Ливерпуль. Думал, на три недели, а вышло — на два года. Никола помогал другу пережить драму в личной жизни, а в итоге устроил свою — женился на физиотерапевте «Ливерпуля» Аманде.

Как же трудно было прощаться с Николой на четвертый год дружбы. Отыграв полсезона в основе «Олесунна», Риисе поехал с юношеской сборной на турнир северных стран. После игры со Швецией, почти ночью, в номере, который он делил с капитаном сборной Магне Хосетом, зазвонил телефон. Это был агент Андерс Валлстен. Йон-Арне бросил трубку (разговоры с агентами запрещались), а когда Андерс перезвонил, дал телефон мамы.

Она вскоре тоже позвонила: «Тебе стоило быть с ним вежливее. Это представитель «Монако». Через несколько дней Риисе прилетел бизнес-классом в Ниццу и очутился в тренировочном центре Ля Тюрби, где с ним поздоровались Бартез, Анри и Трезеге, новые чемпионы мира. «Монако» предложил за Йона-Арне пятнадцать миллионов крон (по сегодняшнему курсу — два миллиона фунтов) и дал два дня на размышления. Вернувшись домой, Риисе устроил прощальные посиделки с Николой в пиццерии, раздумал уезжать, но мама настояла — надо ехать.

На одной из первых тренировок с «Монако» Йон-Арне пробил так мощно, что сломал запястье Бартезу. По-английски в команде говорил только португалец Коштинья, так что дебют в стартовом составе вышел проблемным: тренер Жан Тигана велел играть слева, не уточнив, в защите или атаке. Лишь после выхода на поле по жестикуляции тренера Риисе понял, что его место — левее центрального полузащитника Салифа Диао. Вскоре он получил желтую карточку, а «Монако» проиграл «Бастии» 1:3.

В Монте-Карло он жил в тесной однокомнатной квартире с огромным балконом (напротив казино), рубился в видеоигры, скучал по отцу, с которым не виделся больше четырех лет, и учился водить. После полугода такой жизни, в феврале 1999-го, он услышал от одного из директоров «Монако»: нужно срочно лететь в Норвегию. Пока добрался до больницы в Тенсберге — сто километров от Осло, — отец умер (лимфома). Мать запретила ходить на похороны.

Летом 1999-го, вернувшись в Олесунн, Йон-Арне влюбился в инструкторшу по аэробике Гури Хавневик, сходил с Николой на ее занятие, забил первый гол во Франции (безумным ударом с тридцати метров), попал на обложку L’Équipe, отпраздновал чемпионство катанием на кабриолете Porsche, предоставленном принцем Альбертом, стал отцом, а летом 2001-м очутился на винограднике Жана Тигана под Марселем — с ручкой в одной руке и контрактом с «Фулхэмом» в другой.

Йон-Арне Риисе / Фото: © Alex Livesey / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Когда Риисе собрался ставить подпись, зазвонил телефон его нового агента Эйнара Бордсена. «Это «Ливерпуль». Спрашивают, подписан ли контракт с «Фулхэмом». Если нет — хотят, чтобы ты немедленно летел к ним». Вместо Тигана, мечтавшего увлечь Риисе за собой в Лондон, Йон-Арне рванул к другому французскому тренеру, Жерару Улье.

Дальше: турне по Бангкоку, восемьдесят тысяч болельщиков на тренировке, обратный перелет, во время которого форвард «Ливерпуля» Робби Фаулер украсил волосы спящего Риисе пеной для бритья, и выход в стартовом составе на победный Суперкубок против «МЮ». После игры за сборную с турками — новая подлянка: Стеффен Иверсен уговорил попробовать водку с апельсиновым соком, что обернулось похмельным выходом на тренировку «Ливерпуля» и выговором от Жерара Улье.

Потом Риисе забил «Баварии» в Суперкубке УЕФА, «Эвертону» и «МЮ» (на пути к воротам Бартеза мяч достиг скорости 112 км/ч), купил в Вултоне трехэтажный дом предыдущего левого защитника «Ливерпуля» Кристиана Циге, заинтересовал «Барселону» и услышал с трибун песню о себе — фанаты устанавливали ее на телефоны вместо звонка. Его признали лучшим дебютантом и левым защитником АПЛ, ради знакомства и ужина с ним в Ливерпуль на один вечер прилетел сын Муамара Каддафи — и после всего этого трудно было оставаться застенчивым мальчиком, каким он был до отъезда в Монако.

Он поостыл к Гури, матери своей дочери, но летом 2003-го все равно устроил роскошную свадьбу в Олесунне и пригласил на нее принца Альберта, Саади Каддафи и звезд «Ливерпуля», бравируя крутостью перед земляками, недооценивавшими его. После этого он слабо начал сезон, выпал из основы, а после ругани на тренировке сборной был жестоко избит в автобусе форвардом Джоном Карью.

С приходом в «Ливерпуль» Рафы Бенитеса Риисе преодолел психологический кризис. Он чаще играл в полузащите, побил личный рекорд по голам за сезон, а в полуфинале Лиги чемпионов с «Челси» прокинул мяч Лэмпарду между ног и начал атаку, увенчанную победным голом Луиса Гарсии.

Через несколько недель: финал, Стамбул, «Милан» и 0:3 к перерыву. В раздевалке Риисе сел рядом с Джеррардом. Бенитес зашел через несколько минут, дав игрокам остыть. Он объявил, что команда переходит на схему 3-5-2, Джеррард поднимается выше, а Траоре меняют. Джими ушел в душ, но врач сообщил, что у Финнана травма, и ему нельзя играть. Финнан спорил, просил Бенитеса выпустить его на второй тайм, но без толку. Траоре вытащили из душа, вытерли, высушили и вернули в состав, а вместо Финнана выпустили Хаманна. Наблюдая эту суету, Риисе мечтал только о том, чтобы во втором тайме не пропустить еще кучу голов и не опозориться окончательно.

Вратарь «Ливерпуля» Ежи Дудек — в своей книге «Большой поляк в наших воротах» — подтверждал: «Сомневаюсь, что кто-то из нас надеялся отыграться. Ребята потом признавались, что опасались разгрома 0:5 или 0:6, но, думаю, нам помогли слова Алекса Миллера, помощника Бенитеса. Рафа лишь сказал, как мы должны перестроиться. Что Риисе должен играть по всей левой бровке, Шмицер — по правой, а Хаманн — выжигать центр поля, где у нас больше всего проблем. И все. Настала пора идти на второй тайм. И вот тогда Миллер заговорил: «Думаете, грядет худшее поражение в истории финалов Лиги чемпионов? Забудьте об этом. Они уже уверены в победе. Попробуйте использовать это против них. Если мы забьем в первые десять минут второго тайма, они запаникуют, и мы сможем отыграться».

Джеррард забил с паса Риисе на девятой минуте второго тайма, «Ливерпуль» отыгрался и победил по пенальти, а Алекс Миллер спустя семь лет возглавил «Сибирь», но был уволен через три месяца: «Вообще не понимал русский менталитет. Многое позволял. Не знал, что наших игроков надо держать в кулаке, — говорил мне Денис Лактионов. — Думал, что в России профессионалы, а тут за всеми надо следить и подтирать».

Рафаэль Бенитес и Алекс Миллер / Фото: © Alex Livesey / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Риисе потратил премию за победу в финале Лиги чемпионов — сто пятьдесят тысяч фунтов — на Ferrari F430. Машину, о которой мечтал и которую считал символом абсолютного успеха. Через неделю пришлось лететь на матч сборной, после чего начинался его отпуск в Норвегии, и он вывалил еще кучу денег, чтобы машину доставили из Ливерпуля в Осло.

Спустя пять месяцев он продал Ferrari. Журналисты затерзали сообщениями о штрафах за неправильное вождение, а главное — агент Эйнар Бордсен, управлявший финансами Риисе, повесил на него долг в три миллиона фунтов. Вдобавок прилетело расследование таблоида Verdens Gang — о том, что Йон-Арне рассылал пикантные сообщения норвежским моделям и телеведущим.

Риисе объяснил это желанием развеяться после развода. Из-за травли в СМИ он приостановил выступления за сборную, а, вернувшись туда, познакомился с Марией, девушкой полузащитника «Русенборга» Яна-Гуннара Солли. Через неделю Мария рассталась с Солли и переехала к Риисе. «Это придало мне уверенности, — написал Йон-Арне в автобиографии. — В одиночестве я несчастен».

Через полгода нахлынули новые проблемы. Снеся Стивена Тэйлора, Риисе привез пенальти, из-за которого «Ливерпуль» упустил победу над «Ньюкаслом», нахамил Джеррарду в ответ на претензии, а на сборе в Португалии — перед матчем Лиги чемпионов с «Барсой» — еще резче послал Крейга Беллами, который назойливо просил его спеть на вечеринке в ресторане Monty’s. После этого Беллами ворвался в номер Риисе и избил его клюшкой для гольфа.

Крейг Беллами / Фото: © Stu Forster / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Под давлением Бенитеса Крейг извинился, но гол «Барселоне» отметил имитацией удара гольфиста, будто посмеиваясь над Риисе. С его же передачи Йон-Арне забил победный мяч. Это единственный в его карьере гол правой ногой.

Следующий сезон стал для Риисе последним в «Ливерпуле». На левом фланге Бенитес больше доверял испанцу Арбелоа и бразильцу Аурелио. Одно из объяснений — конфликт Рафы с новыми владельцами «Ливерпуля»: «Бенитес все одержимее ставил «своих» игроков — тех, которых он купил», — написал Риисе в автобиографии.

В полуфинале Лиги чемпионов против «Челси» Риисе заменил травмированного Аурелио и, пытаясь опередить в штрафной Николя Анелька, направил мяч в свои ворота. Вернувшись домой, он съел все сладости, которые нашел, а потом пару дней не выходил на улицу и не отвечал на звонки. Фанаты написали на заборе тренировочного центра: «Риисе, проваливай!», «Рыжий, убирайся». После поражения в ответном матче он услышал от Бенитеса: «Пришло время расстаться».

Риисе уверен — это не из-за автогола: «Перед тем сезоном я немного расслабился. Я не тот, кто может себе это позволить, — признал он в своей книге. — Я должен постоянно выкладываться по максимуму — больше, чем все остальные. А я напрягался на пять-десять процентов меньше, после чего был недостаточно хорош в матчах».

Примкнув к «Роме», Риисе поселился на виа Копенгаген, где жили и Тотти с де Росси, забил на «Сан-Сиро» обоим миланским клубам, полюбился болельщикам, но второй сезон начал слабее — всю осень не высыпался из-за колик у второй дочери Эммы. Зато потом были еврокубковая игра против выступавшего за «Фулхэм» младшего брата (с голом старшего) и победный мяч «Ювентусу» — с приглашением на интервью в итоговую программу Sky Sports.

Узнав, что говорить нужно по-итальянски, Риисе надолго закрылся в душе, надеясь, что его не дождутся, но финт не прошел — его вывели в прямой эфир, а он выдал все, что выучил за полтора года в Риме, не особо парясь над соотношением ответов с вопросами, и сорвал аплодисменты участников программы — за смелость и уважение к стране.

После трех лет в Риме, раздарив друзьям всю мебель и взяв лишь фотографии отца, Риисе вернулся в Англию и объединился с братом в «Фулхэме», куда едва не перешел десятью годами ранее. В первой же игре отдал голевой пас, потом склонил к автоголу Вермалена в матче с «Арсеналом», но часто отвлекался от футбола: ни переезд в Лондон, ни рождение сына не наладили отношения с женой. «Я предложил развестись. Мария сказала «хорошо» и снова повернулась к плите», — вспоминал Риисе в автобиографии.

Переехав к брату, он познакомился в фейсбуке с продавщицей одежды из пригорода Осло Луизой Маркуссен, ставшей его третьей женой. Если Мария могла не дождаться его после победы в полуфинале Лиги чемпионов и лечь спать, то Луиза посещала почти все матчи, а потом подробно расспрашивала об ощущениях.

Была она и на игре со Словенией, ставшей для Риисе сто пятой за сборную (он превзошел рекорд Торбьерна Свенссена, державшийся полвека). А по голам за сборную (шестнадцать) Риисе вообще чуть ли не лучший в мире среди левых защитников — даже Роберто Карлос забил на пять меньше. Весной 2018-го в Олесунне, где Риисе так долго не любили, ему поставили памятник. 

https://www.instagram.com/p/BhHdM4Glmsc/

1 мая пройдет первый полуфинальный матч Лиги чемпионов между «Ливерпулем» и «Барселоной». Прямая трансляция из Каталонии начнется на нашем сайте в 21:45 по Москве.

Открыть видео Лига чемпионов. ½ финала. Барселона — Ливерпуль. 1-й матч

Еще три истории про «Ливерпуль»: