live
17:55 Баскетбол. Единая лига ВТБ. 1/2 финала. ЦСКА - "Зенит" (Санкт-Петербург). Прямая трансляция
17:55
Баскетбол. Единая лига ВТБ. 1/2 финала. ЦСКА - "Зенит" (Санкт-Петербург). Прямая трансляция
19:55
Новости
20:05
Хоккей. Чемпионат мира. 1/2 финала. Канада - Чехия. Прямая трансляция из Словакии
22:40
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
23:45
Футбол. Кубок Испании. Финал. "Барселона" - "Валенсия" [0+]
01:45
Футбол. Кубок Германии. Финал. "Лейпциг" - "Бавария" [0+]
03:45
Спортивная гимнастика. Мировой Кубок вызова. Трансляция из Хорватии [0+]
05:30
"Команда мечты" [12+]
06:00
Хоккей. Чемпионат мира. 1/2 финала. Трансляция из Словакии [0+]
08:15
"Братислава. Live". Специальный репортаж [12+]
08:35
Хоккей. Чемпионат мира. 1/2 финала. Трансляция из Словакии [0+]
10:50
Новости
10:55
Футбол. Чемпионат Италии. "Болонья" - "Наполи" [0+]
12:45
Новости
12:50
"Здесь был футбол". Специальный репортаж [12+]
13:20
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
13:55
Футбол. Российская Премьер-лига. Прямая трансляция. Лучшие моменты матчей 30 тура
15:55
Новости
16:00
Все на хоккей!
16:35
Хоккей. Чемпионат мира. Матч за 3-е место. Прямая трансляция из Словакии
Футбол

«Главное для нападающего — вовремя открыться. Но сначала надо грамотно спрятаться». Черно-белый футбол Дмитрия Вязьмикина

Эксклюзивное интервью «Матч ТВ» легенды владимирского футбола, а по совместительству — главного тренера «Торпедо».
  • Неужели футбол — и в самом деле простая игра?
  • Можно ли возобновить карьеру в 46 лет?
  • Почему Чалов — умный, а Владимир — не курорт?
  • Правильно ли резать зарплаты зимой?
  • Какие бутсы лучше — черная классика или розовый авангард?

Были времена, когда Вязьмикин по родному городу шагу спокойно ступить не мог: кумир, бомбардир, живая легенда! Легко в это верится, достаточно глянуть статистику. На излете первого часа беседы (знал бы Дмитрий Владимирович, что впереди еще столько же, — ушел бы, думаю, на замахе) деликатно напоминаю о наболевшем. Реакция — по классике.

«Самое сложное в футболе — хорошо делать простые вещи»

— Первый тайм давно закончился, перерыв на исходе, а к вам до сих пор никто за автографом не подкатил. Удивлен, удивлен…

— За старые заслуги перестали просить автографы. Значит, надо ставить новые задачи. Выведем команду в ФНЛ — тогда и появится повод.

— Давайте мы новым поколениям кое-что напомним. У вас в личной коллекции бронзовая медаль чемпионата России и титул бомбардира сезона, а также статус лучшего футболиста Владимирской области за всю ее многолетнюю историю. Какая из наград дороже?

— Вы ставите меня перед выбором, которого нет. И быть не может, честно. Ни от чего не откажусь. С официальными титулами все и так понятно, мы за них сражались. А народное признание — это главное. У него вообще нет цены, нечем измерить. Я иногда думаю об этом: значит, не зря мы здесь пахали. Нет, неправильное слово — «пахали». Оно мне не очень нравится. Мучения, страдания — это не про футбол. От игры надо получать удовольствие, она для этого создана.

Кто-то из тренеров сказал: «Самое сложное в футболе — хорошо делать простые вещи». Так и есть. Например, правильно двигаться и мыслить. Предугадывать ситуацию.

— Так футбол вообще простая игра, все же про это знают.

— Простая. Отдал — открылся — получил. Ворота рядом, вот они, большие, красивые. Самой примитивной комбинацией под названием «стенка» еще деды наших прадедов пользовались, а она до сих пор проходит, никто лучше не придумал.

А что до связи поколений… Я к своим ребятам внимательно приглядываюсь и понимаю: они меня слышат. Нет такого, знаете: что ты нам тут рассказываешь, тренер, заканчивай уже! Слышат, и это видно по действиям на поле. Когда ошибаются — злятся. А меня это радует: значит, переживают. Тем более что еще и показать немножко могу, это тоже важно в нашем деле.

На разборе однажды прозвучало — так и не знаю до сих пор, кто сказал, но кто-то с юмором: «На словах каждый может». Зацепило. С тех пор стараюсь показывать, что и как нужно делать.

— Форма и мастерство позволяют?

— Форму поддерживаю, а как же? Понедельник — хоккей по возможности, футбол с бассейном по средам, в субботу — мини-футбол. Ну и с командой нет-нет включишься, побегаешь.

https://twitter.com/TorpedoVladimir/status/1091970198654066688

— Тогда вопрос или музейному ветерану, или молодому тренеру, выбирайте. Попади вы сегодня в заявку «Торпедо» — какую роль могли бы сыграть?

— Наш замдиректора по безопасности Дмитрий Сапожков постоянно меня подталкивает, после каждой тренировки, в которой я участвую: «Пора заявляться, сколько будем еще тянуть?». Желание-то есть, а сил хватит минут на 20-30 достойного футбола.

— Есть же разные позиции на поле.

— Я нападающий. А впереди стоячих не держат.

— В сборной Бразилии, которая стала в 1970 году чемпионом мира, играл Роберто Ривелино, гениальный атакующий полузащитник. Под занавес карьеры он исполнял либеро — ни в качестве не потерял, ни в ценности…

— И я помню такие примеры, а как же? Тот, кто играл впереди, много знает про оборону. За счет опыта, выбора позиции, умения читать игру, конечно, можно продлить карьеру. Обычная футбольная история.

— Вот поэтому присоединяюсь к требованиям Сапожкова: заявляйтесь!

— В оборону не пойду, во вратари тоже. Но что правда, то правда: на поле смотришь — ноги сами вперед несут. У нас же натуральное поле, слава богу, их теперь единицы во второй лиге. Ребята, говорю, вот оно, счастье, смотрите, как прекрасна футбольная жизнь! Каждым днем наслаждайтесь! Вот этого мне не хватает, конечно. Хорошо сказал Высоцкий:

Весь мир на ладони, ты счастлив и нем,

И только немного завидуешь тем,

Другим, у которых вершина еще впереди...

— Вернуться в полных 46 — это же круто. Президент ижевского «Газовика» Владимир Тумаев, которого вы прекрасно знаете, чуть ли не в 60 играл, попал даже в Книгу рекордов Гиннесса.

— Говорят же, что тренер должен убить в себе футболиста. Как это сделать? Я не знаю. Мне живучий какой-то попался. Нудит постоянно, гонит на поле: хотя бы на тренировке в «квадрат» зайди, заведи молодых! Сейчас ведь и «квадраты» другие стали. У нас при «пять — два» люди внутри на задницах ездили, не вставая: невозможно было мяч отобрать, только с нарушением, а нарушение одно — рука. Сейчас не так. Поэтому да, иногда приходится и зайти.

Вообще я в последнее время за собой замечаю: стал слишком много кричать с бровки. Не ругать ребят, а подсказывать. Раньше такого не было. Беру на себя чужие роли, так получается. Любой команде нужны футболисты, умеющие строить игру: подсказать, прикрикнуть, завести ребят. Мы когда в 2004-м во Владимир старой гвардией вернулись, была похожая история. Стоило нам только по-взрослому завестись — команда сразу подхватывала. Мало кого дома с очками отпускали.

«Нельзя держать футболиста на привязи»

— Кстати, насчет «убить в себе игрока». Вот признание Овчинникова — не Бормана, а Босса. Дословно: «Я не убивал в себе игрока. Да это и невозможно. Просто кто-то когда-то придумал эту фразу — Бесков, если я не ошибаюсь, — и она всем понравилась. Но ведь если тренер убьет в себе игрока, он не сможет разговаривать с футболистами на одном языке, доносить до них свои мысли». Что скажете?

— Логично, логично, есть тут зерно. Ну вот, полегче как-то сразу стало, не только я так думаю. Пусть тогда живет во мне футболист. Главное, чтобы преподаватели из Академии тренерского мастерства не узнали, мне же летом на категорию «А» сдавать.

— Есть еще такая точка зрения, ее продвигает Карпин, который, помнится, поначалу не хотел учиться тренерскому ремеслу, а потом передумал. Недавно признался: «Нельзя подходить к игрокам со своими мерками. Пока я не понял, что и мне надо меняться, — «химии» не было, бесила каждая ошибка. Как только сделал шаг навстречу — многое упростилось. И команда это заметила, оценила». Любопытный опыт, спасибо Карпину за него.

— С «химией» у нас проблем нет, но я очень хорошо понимаю, о чем речь. Надо бы Валерия Георгиевича спросить, как он это сделал. Я, видимо, только в начале пути. В игре, вживую, в динамике многого не замечаешь, а на просмотрах иногда мурашки по телу: ну почему ты так сыграл, ситуация же на раз-два, какие тут еще варианты?

— Вот. Неспроста большие футболисты редко становятся большими тренерами. Не хочу развешивать тут дешевые комплименты, но это же правда: вы всегда играли в умный футбол, я прекрасно это помню.

— Умный футбол приходит чаще всего на опыте. Те, у кого получается лучше, и начинают раньше. Как Головин и Чалов, например. Да все молодые футболисты, которые уже играют в РПЛ.

Федор Чалов и Кэтэлин Карп / Фото: Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru

— Чалов — умный?

— Конечно. Смотришь, как человек открывается, как быстро принимает решения, и сразу понимаешь: голова на месте, она работает. По мне, главное для нападающего — своевременно открыться. Но сначала надо грамотно спрятаться. Мы над этим работаем, часто говорю футболистам: ребята, лишнюю работу на поле делаете! Партнер, который с мячом, еще не готов, ситуация не созрела, а ты уже полетел в зону…

— Принято считать, что футбол низших дивизионов — это жесть, беготня, вечная заруба.

— Отчасти правда.

— Ваш коллега Роберт Евдокимов между тем уверен: «Тактическая выучка — одно из базовых требований к любой серьезной команде. Другое дело, что тактике можно уделять разное количество времени, но это никак не зависит от лиги, в которой ты работаешь. Вопрос тренерской философии и квалификации. Иногда смотришь зарубежные чемпионаты, которые у нас так любят хвалить и рекламировать, и чешешь в затылке: чем же там тренеры занимаются? А порой в нашей второй лиге с такой выучкой сталкиваешься, что только держись».

— Прав на 200 процентов. Любые физические усилия надо соизмерять с реальностью и грамотно направлять, а то набегаешься за полчаса и встанешь. Тактически грамотная команда заставляет бегать соперника. Правильно обученный игрок никогда не выключается из ситуации, он стабильно внимателен, сосредоточен, готов оценить обстановку.

Порой удивляешься: а ты где был, спрашиваешь футболиста, о чем думал, что по эпизоду делал? Да вот, говорит, футбол смотрел, забыл обернуться, отвлекся. Это ведь тоже имеет отношение к тактике.

— Много внимания уделяете вопросу?

— Тактика так или иначе присутствует на каждой тренировке, не только фишки в классе двигаем. Заканчиваем обычно двусторонкой — бывает, прервемся, походим все вместе, подумаем, посмотрим: как действовать в отборе, при выходе из обороны, в ответной атаке. Чем чаще этой работой команда занимается, тем лучше.

— Есть в «Торпедо» форвард Нестеров, который, видимо, неплохо умеет прятаться и открываться. В текущем сезоне он идет по графику Вязьмикина: два матча — гол. У вас, правда, торпедовская пропорция 304 на 150, а у него 17 на 8, но сам смысл…

— Костромской парень. Крепкий, работоспособный, с ударом, хорошая левая. И да, не отнять: умеет оказаться в нужное время в нужном месте. А сколько Макс не забил! Да каких! Добавить ему надо в смелости, в спортивной злости.

https://twitter.com/TorpedoVladimir/status/1062431109890367488

— Не страшно рекламировать лучшего бомбардира на всю страну? Увезут ведь.

— Будем только за него рады. Мы никого никогда не удерживали и не будем. Немало торпедовских ребят ушли на повышение. Раз ими интересуются, значит, это наш общий успех. Для этого ПФЛ и нужна.

— С таким подходом проще, наверное. Ведь жизнь тренера во втором дивизионе из этого и состоит: лавка всегда короткая, выбор ограниченный, один выпал по травме, второй по карточкам, а тут еще и лучшего обязательно заберут. Или не все так трагично?

— Для меня — нет. Возьмем молодого из школы, будем наигрывать. Глупо не давать игроку развиваться, сколько таких случаев: вовремя не ушел, потому что клуб против. Вопрос, конечно, с двойным смыслом — может, там, куда тебя не отпустили, было бы хуже, но разница принципиальная: не ты упустил свой шанс, а тебе не дали. Нельзя держать футболиста на привязи, если его приглашают в команду рангом выше и условия дают получше. Надо отпускать.

«Форму выдали, я в заявке, на мороженое хватает — жизнь удалась»

— Я задумался на досуге: что известно про вторую лигу на федеральном уровне? И понял, что знаем мы в своих столицах немного. Исходящей информации минимум, играете вы мало…

— К большому сожалению.

— Еще и ротация с ФНЛ, если судить по прошлому сезону, затухает. ПФЛ в ее нынешнем виде как бы замкнута на себя. Не хочется быть снобом, но приходится, возникают вопросы о целесообразности. Может, у вас тоже?

— Ни в коем случае! Понятно, что проблем тут хватает, но ведь все равно подпитка российского футбола начинается с низов: КФК, вторая лига и дальше. Без нас, на мой взгляд, никуда.

— А мне кажется, что вы нарисовали идеальную схему.

— Может быть. Но она верна по сути. Мало игр — это да, не поспоришь. Формат «осень-весна» для ПФЛ не сильно годится, на мой взгляд: полтора месяца летом не играем, пять с лишним месяцев — зимой. В ноябре расстались — в феврале собираемся. Чем позже соберешься, тем больше денег сэкономишь, это тоже надо учитывать.

— Некоторые клубы, знаю, обрезают ставки на время зимней паузы — вполовину, на треть.

— Если есть возможность, надо платить. С точки зрения менеджмента это, может, не очень правильно — не играете же, за что вам деньги? С точки зрения тренера, а тем более футболиста, платить надо.

— Год назад вы были как раз менеджером. Директор «Торпедо» Дмитрий Вязьмикин не покушался зимой на ставки?

— Нет. Я ведь и в футбол успел поиграть на своем веку. Ты не играешь пять месяцев, шансов на премиальные — ноль, а тут еще и зарплату режут. Не совсем это правильно, не очень хорошо. У нас зарплаты и так небольшие, там сокращать-то нечего. Хотя, на мой взгляд, во второй лиге деньги не должны стоять на первом месте. По крайней мере, у молодых футболистов. К сожалению, некоторые думают именно так: форму выдали, я в заявке, на мороженое хватает — жизнь удалась. Объясняешь: у вас должна быть цель. Одна из целей клуба — воспитать игрока, цель игрока — попасть в 18, в состав, на табло отметиться, подняться лигой выше и так дальше.

— Много ребят за последнее время прошли этой дорогой?

— К сожалению, немного. Один из недавних примеров — Михаил Земсков в Ярославль уехал. Но надо вот что понимать: как только юный футболист, занимающийся во владимирской ДЮСШ, начинает что-то из себя представлять, его тут же забирают в столичные академии. И ничего с этим не поделаешь. Говоришь мальчишке, говоришь родителям: да подождите вы, не надо дергаться, пусть тут окрепнет, повзрослеет — приедут люди с готовым контрактом, совсем другие разговоры будут вести!

Земсков, кстати, держался года два, а у него немало было предложений. И дождался. Сейчас в Курске, причем в основе. Очень рад за него.

«Болельщик тонко чувствует, когда у команды нет серьезных задач»

— Вам доводилось бывать на матчах низших английских дивизионов?

— Нет, а что такое?

— Там очень атмосферно. Взять «Уэмбли» и какие-нибудь «Барроу» с «Ранкорном» — разницы минимум в этом смысле.

— Хотите, чтобы я сравнил две реальности?

— Футболу ПФЛ не хватает музыки, разве нет?

— Наверное. Но я точно знаю, что может быть иначе. Мы три раза, начиная с 2004 года, привозили во Владимир команды премьер-лиги: два раза ЦСКА, один раз «Зенит». Игры на Кубок России собирали по 19 тысяч, полный стадион. И многие еще не могли попасть на трибуны.

Но вы правы в том, что наш нынешний уровень, скорее всего, городу приелся. Болельщик же тонко чувствует, когда у команды нет серьезных задач, его не обманешь. Но на данный момент ситуация именно такая: мы благодарны родной области за то, что имеем. Ценим, все понимаем. Другое дело, что перед командой стоит задача на каждый матч: выходи и побеждай.

— У «Торпедо», насколько известно, есть группа жестких таких фанатов. Боевые ребята, известные в России. На слуху крутые махачи с их участием — например, с Иваново.

— Да, есть такое дело.

— Скажите честно: они нужны клубу?

— Конечно. Вот они-то в основном и создают атмосферу, о которой вы говорили. Но «17-й сектор», к сожалению, сейчас на домашние матчи «Торпедо» не ходит.

— Почему?

— Причин, как я понимаю, несколько. Мне такой уровень отношений в любом случае не понятен, но лучше спросить у них. Мы хотим вернуть фанатский сектор на стадион, он нам однозначно нужен. Но только в качестве поддержки, а не группы вечного риска. Вспоминаю, как прежде во Владимире болели, — душа поет. Раньше «Торпедо» на «Строителе» играло, сейчас стадион называется «Лыбедь», — я некоторые кричалки до сих пор помню.

— У вас была персональная?

— Была, но позже. А на «Строителе» я мячи настоящим мастерам подавал. Кумирам футбольного Владимира. Сафаев, Путилин, Миронов, Асланян, Исаев, Хахалев — какие были футболисты, какая плеяда!

https://twitter.com/TorpedoVladimir/status/1108122169874231296

«С тебя на любом углу спросить могут, а не только в высоких кабинетах»

— Руководящий состав нынешнего «Торпедо» — сплошь бывшие футболисты, причем владимирские. Политика клуба или просто совпадение?

— Когда в команде единомышленники, да еще местные все, отношения складываются правильно, это ведь очевидно. Ты здесь дома, не в гостях. У тебя есть право только на ошибку, как у всякого человека, зато на безразличие — никакого. И это точно не курортный вариант: с тебя на любом углу спросить могут, а не только в высоких кабинетах.

На этом все и строится: мы делаем свое дело честно, чтобы людям в глаза смотреть прямо, не прятаться, извините за пафос. Как получается — немного другой вопрос, но смотреть каждому прямо в глаза — это и право, и обязанность одновременно.

— Ваш друг Владимир Казаков, нынешний главный тренер соседнего «Мурома», тоже не так давно вернулся к истокам. Хотя он, насколько помню, по ходу карьеры далеко от родного дома вообще старался не уезжать…

— Почему? Володя во Владивостоке играл, куда мне, например, не довелось добраться. В Элисте, помню, мы с ним играли в 50-градусную жару, а приезжим командам было сложнее. Когда ты там постоянно живешь и тренируешься — вроде и ничего, привыкаешь.

— «Уралан» — не самая яркая страница вашей биографии. Правда, что Казаков вас туда и заманил?

— Нет. Он меня в Нижний порекомендовал, когда отчислили из «Шинника», это было. И потом еще в московское «Торпедо». Хотя, глядишь, и Павлову что-то шепнул, как знать?

Владимир Казаков / Фото: © ФК «Муром»

— Может, и не стоит ворошить прошлое, но больно уж любопытный факт: у трех команд высшей лиги, в которых вы играли, незавидная судьба. «Алании» и «Уралана» нет на карте, многострадальное «Торпедо» выгребает из ПФЛ.

— Думаете, роковое влияние Дмитрия Вязьмикина на судьбы российских команд? Справедливости ради: в «Уралане» у меня просто не пошло, хотя Сергей Александрович Павлов изначально доверял. Его понять нетрудно, особенно сейчас, с моей нынешней колокольни: взяли форварда, а он молчит. Игра, вторая, третья — глухо. Значит, надо что-то менять. Вот он меня и посадил, а мой сменщик начал забивать. Я нисколько на него не обижен, ни в коем случае.

Говорю как-то футболистам: «Для кого-то из вас я плохой тренер, понимаю. Знаете почему?». Быстрее всех среагировал Сергей Дубровин, старший тренер: «Плохой для тех, кто не играет в основном составе». Вот она, правда жизни! И у меня были «плохие» тренеры в карьере, да не один. Я-то как думал? Почему я, Дмитрий Вязьмикин, такой классный футболист, сижу на лавке? Предвзятое отношение тренера, ясно же! Личная неприязнь. И вообще он в футболе ноль, никто… Понимание приходит позже: у тренера совсем другой взгляд на всякую конкретную ситуацию и на футбол в целом. Тренер с утра до вечера думает не о тебе, великом, а о команде.

Так и сейчас. Знаю, что кто-то обижается, и стараюсь объяснить простые вещи: ни один тренер не станет держать в запасе футболиста, который делает результат. Ищите причину в себе! Эти золотые слова сказал в свое время мой одноклубник по московскому «Торпедо» Андрей Гашкин. Был там у нас один эпизод, если он интервью прочтет — обязательно вспомнит. Не в партнере, не в тренере, не в горькой своей доле — в себе покопайтесь!

Фото: © ПФЛ

Так и делал. Я в этом плане тот еще самоед, что, наверное, не совсем хорошо. Сильно переживал поражения, нереализованные моменты…

— Слишком сильно?

— Слишком, да. День мучаешься, два, три — ну почему так, а могло ли быть по-другому, а зачем, а что? Сейчас на молодежь порой смотришь и удивляешься: трешку получили, в раздевалку зашли, музыку врубили — и как будто так и надо.

— Так это, с одной стороны, и неплохо.

— Возможно. В каком-то смысле. Как в НХЛ, да? Там 82 игры в регулярке, не считая плей-офф, и если каждый матч в голове крутить без конца, нервная система рухнет. Хорошо, тогда так: трешку забыли мигом, нет ее, но в следующем матче будь готов ответить за себя! И за того парня тоже. Вас носом по газону отвозили, и все на этом закончилось? Нет, ребята, так дело не пойдет.

— Может, глупый вопрос, а может, важный, вам судить. В одном интервью, помню, вы рассказывали про свои первые бутсы: когда упали с неба настоящие «адики», состояние было сродни обмороку.

— Да-да, примерно так.

— Сейчас любые бутсы доступны. И если есть у игрока выбор между черной классикой и каким-нибудь розовым в крапинку авангардом, он почти наверняка выберет розовые. Почему? Или это такая ерунда, о которой тренеру думать не нужно?

— Точно не нужно. И запрещать, конечно, тоже. Чисто личный выбор. Да только не цвет бутс влияет на игру. Наши бутсы, те еще, кожаные, садились как родные, строго по ноге. Ты в них мяч чувствовал совсем иначе, чем в этих прорезиненных. У меня до сих пор любимые корочки адидасовские лежат на всякий пожарный. Если намечается футбол на натуральном газоне, я их достаю.

— Черные?

— Нет, беленькие. Тут выбор очень простой: либо черные, либо белые. Я по жизни черно-белый.

— Значит, цвета радуги не раздражают главного тренера?

— Абсолютно нет. О, говоришь ему, новые бутсы — новая игра? У нас раньше так и было: ты надевал новые бутсы и ощущал прилив сил, эмоций, уверенности. Чувствовал, что прибавил. Или, по крайней мере, должен. Вот этого молодым сейчас немножко не хватает…

Читайте также: