«Хочется обнять весь мир». Интервью чемпиона Европы Дмитрия Алиева для «Матч ТВ»

Как поверить в себя, перестать «умирать» к концу программы и осознать главную пока спортивную победу в жизни.

Дмитрий Алиев за два январских вечера вошел в историю как первый после Евгения Плющенко чемпион Европы из России. Самое приятное в его победе то, что она безусловная — никаких символических отрывов в пределах балла, никакого ожидания ошибок соперников, никаких компромиссов со спортивной совестью. Алиев показал два близких к совершенству проката и впервые за 8 лет принес России европейское золото в мужском одиночном катании.

Фигуристы редко с таким нескрываемым удовольствием приходят на встречу с журналистом и редко когда отвечают на вопросы так поэтично, как это делает Дмитрий Алиев. Читайте интервью, встречайте нового чемпиона, любите его и поверьте — есть за что.

Из интервью вы узнаете:

  • Как чувствует себя человек, вчера ставший чемпионом Европы, и что он ест на завтрак
  • Как удалось решить проблему усталости к концу программы
  • Четверной лутц — все еще сложно или уже легко?
  • Что дает игра на прыжки с Макаром Игнатовым на тренировках
  • Сколько дней отдыха может быть у Алиева после победы в Граце
Дмитрий Алиев / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Сегодня на завтраке в отеле видела вашего тренера (Евгения Рукавицына. — «Матч ТВ»). Он всем улыбался, махал рукой и вообще казался самым счастливым человеком на свете. У вас такое же ощущение громкого счастья? Или уже наступило спокойное принятие случившегося?

— Да мне тоже, наверное, хочется обнять весь мир. Я сегодня даже утром выложил пост в инстаграме, правда, потом удалил. Написал там, что мечтаю собрать всю семью, команду, близких людей — всех, кто верил и болел - в один круг, и просто обнять. Но у меня пока крылья не такие большие (улыбается). Но особенно хочется сейчас обнять тренера, потому что вчера в этой суете мы практически не виделись и не общались.

— Удалось выспаться, кстати? Даже иначе поставлю вопрос — удалось ли уснуть?

— Я приехал вчера после всех мероприятий, меня встретил сосед по номеру Джонатан Гуррейро. Обнял по-братски, поздравил, я на ночь еще посмотрел свой прокат. Еще раз пережил приятные эмоции. Поблагодарил себя, команду и Всевышнего за этот день. Лег спать около двух часов ночи, вполне выспался, с удовольствием сходил на завтрак и с таким же удовольствием приехал сюда к вам давать интервью.

— Завтрак чемпиона Европы отличается от того, что едите обычно? Может, позволили себе немного больше?

— На завтрак у меня был кофе, пончик и еще два десерта. После старта, знаете, можно. Но вообще я не слишком на этом концентрировался. Что первое попалось на глаза и захотелось, то и взял.

— Как оцените свой золотой прокат, взглянув на него со стороны? Хотелось бы что-то изменить?

— Четверной лутц был недокручен на галку. Но во вчерашнем выступлении я ничего не хотел бы изменить. Оно было именно таким, каким должно было быть.

Хотя в какой-то момент я все же поймал себя на мысли, что можно было бы вместо лутц-тулупа три-три прыгнуть тройной аксель. И это дало бы больше баллов. Но все равно. Со всем, что мы нарабатывали к этому старту, я справился.

— Если бы вам год назад в Саранске на чемпионате России сказали, что вы выиграете чемпионат Европы 2020, поверили бы?

— Тот сезон был … (пауза) неудачный. У меня была совершенно другая голова, и я не был способен вообще во что-то верить, в том числе и в себя. Сейчас могу сказать — я в себя верю. Не так, чтобы впустую убеждать себя: «Вот, ты можешь, ты уже 100 раз это делал». Это такая вера… (пауза) она добрая. Может, у вас тоже такое было. Когда вы не думаете — спросить или не спросить, взять интервью или не взять. Просто хотите довериться себе и с открытым сердцем пойти попробовать. И все получается так, как оно должно быть: вы возьмете интервью, о котором мечтаете, а я сделаю ту работу, которую должен сделать.

Сейчас я чувствую свет внутри себя. Тогда я местами чувствовал тьму.

Евгений Рукавицын и Дмитрий Алиев / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Вы не только чувствуете, но и излучаете свет. Даже кататься стали по-другому. И в выносливости заметно прибавили. Работали над этим целенаправленно?

— Насчет выносливости скажу честно — мы ничего не делали специального, чтобы как-то ее усилить, увеличить нагрузку на ОФП (общефизическая подготовка. — «Матч ТВ») и так далее. Мы просто в штатном режиме, в спокойной тренировочной обстановке катаем программы. Тут нужно понимать, что можно сломать систему. Допустим, я устал к концу программы. Но я сам выбираю, поддаться этому чувству или стараться все равно делать все в полную силу, и в какой-то момент обязательно придет второе дыхание. Это такой внутренний подъем, который тебя сам несет вверх и вперед.

Раньше я прямо сдавался. Ощущал приход усталости - и все, ехал дальше соплей. Тренеры мне долго внушали: «Когда появляется осадок в ногах и теле, делай все мощнее, сильнее. Делай как в последний раз». Их слова капля по капле меня изменили. На тренировке однажды произошел переломный момент. Мне было приятно катать программу чисто, и на дорожке я постарался усилиться, несмотря на усталость. Теперь понимаю, что это реально изнутри идет. Если хочешь показать, что не устал, то и будешь выглядеть сильным.

— За то время, что вы исполняете четверной лутц, он стал для вас таким же привычным прыжком, как четверной тулуп или тройной аксель? Или по-прежнему остается планкой повыше, перед взятием которой надо как следует разбежаться?

— Четверной лутц — контрастный элемент. Иногда кажется планкой выше всех других, а иногда я смотрю на него сверху вниз. Не побоюсь сказать даже, что иногда прыгаю его с закрытыми глазами. Прыгаю и понимаю — мой прыжок.

Проблемы начинаются, когда чуть в весе прибавлю или начинаю в голове что-то лишнее крутить, над техникой думать. Но чаще всего - если делать лутц просто наотмашь и довериться своему телу, которое и так все знает, — прыжок получается в кайф.

— В одной группе с вами тренируется Макар Игнатов. Спарринг с сильным соперником помогает?

— Спарринг есть, это правда. Больше всего как раз с Макаром. Мы с ним очень хорошо ладим, никакой дележки чего бы то ни было у нас нет. Каждый знает свое дело, каждый делает свое дело. Заряжаем друг друга по очереди. Часто играем на прыжки, и это тоже классно — надо вроде сделать один прыжок, и мы начинаем — он — четверной, я — четверной. Это меня подталкивает вперед. Думаю, его тоже. Я рад, что у нас есть такое противостояние в группе, и при этом мы с Макаром очень хорошие друзья. Никакой злости между нами нет.

Дмитрий Алиев, Александр Самарин и Макар Игнатов / Фото: © РИА Новости / Нина Зотина

— Как думаете, сколько дней отдыха вам дадут по возвращении домой?

— Попрошу четыре дня. Сколько дадут, не знаю (улыбается).

— Давайте вспомним чемпионат Европы-2018 в Москве и ваше серебро на нем и сравним его с чемпионатом Европы-2020 с золотой медалью. Переполненный «Мегаспорт», но с серебром, против маленького катка в Граце, но с золотом. Можно ли вообще сравнивать эти медали, а если можно, какая вам дороже?

— Их вообще нельзя сравнивать, думаю. Чемпионат Европы-2018 — мой первый взрослый сезон, родная страна, классный зал, и там у меня получилось откататься хорошо. Это была такая важная медаль и мой выход во взрослое фигурное катание.

Здесь, возможно, действительно меньше людей на трибунах. Но они болеют горячо. И я думаю все, кто был в Москве, и вообще люди в России тоже рады этой победе в маленьком Граце. Так что пока это самая ценная победа в моей спортивной карьере.

— Вы пишете стихи сами, а кого из поэтов читать любите? Может, и не только поэтов.

— Стихи Сергея Есенина люблю очень. Вообще читаю очень мало и выборочно. Я не могу, допустим, читать книги по фильмам. Зато на какую-то неизвестную книгу могу обратить внимание, если мне кто-то из знакомых скажет, что она вызвала у него яркие эмоции. Тогда могу попробовать. Если чувствую, что книга моя — по названию или по первой странице — тогда могу почитать.

— Любимые стихи Есенина назовете?

— «Черный человек» и «Письмо к женщине». О последнем стихотворении я узнал от актера Сергея Безрукова. «Любимая, меня вы не любили…» (с выражением читает первую строку).

— Если бы вы могли написать письмо себе в прошлое, когда только начинали карьеру в серьезном спорте, какой совет бы дали тому 10-летнему мальчику?

— (после паузы) Слушать свое сердце и не сдаваться. Да, так бы я ему и написал.

«Все на Матч!»: Дмитрий Алиев стал чемпионом Европы

Читайте также: