Второй номер сборной Японии едет к Тутберидзе. Что это значит

Второй номер сборной Японии едет к Тутберидзе. Что это значит
Этери Тутберидзе и Шома Уно / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф, globallookpress.com
Разбор мотивов и последствий.

Вчера вечером Этери Тутберидзе написала в своем инстаграме, что японский фигурист Шома Уно присоединится к их команде на летних сборах в Новогорске.

«Матч ТВ» разбирает возможные мотивы и последствия этого решения.

https://www.instagram.com/p/Bya-UTMH4oZ/?igshid=1oqzh7ah776rg

Первое, что надо понимать: о фактическом переходе речи пока не идет. Временная стажировка, особенно в формате сборов, — частая практика в фигурном катании, а само решение о переходе настолько сложное для всех заинтересованных сторон, что просто не может быть принято без испытательного срока.

Почему Уно ушел от своего тренера?

Со стороны взаимоотношения Михоко Хигути с её учеником казались гармоничными и результативными. Шома провел на взрослом уровне 4 полноценных сезона, усложнившись за это время четверным флипом и завоевав десяток медалей разного достоинства, включая серебро олимпиады, чемпионата мира, финала гран-при и золото чемпионата четырех континентов.

Правда, Уно не слишком удачно для себя провел послеолимпийский год, а главным разочарованием стал домашний чемпионат мира, где он финишировал только четвертым.

Открыть видео

Возможно, ему захотелось попробовать на себе другую систему подготовки. Возможно, возникли проблемы с мотивацией, и лучшим способом разобраться со своими мыслями показались радикальные перемены в жизни.

Шома Уно — не американизированный японец, он всю жизнь провел в родной Нагое. Тем более неожиданным и интересным выглядит его поступок.

Какие у него есть еще варианты?

Самым логичным вариантом перехода, пожалуй, выглядит Рафаэль Арутюнян. Пока Нейтан Чен будет сдавать экзамены в Йеле, тренируясь по скайпу, Шома Уно по факту стал бы первым номером группы и смог бы получить должное внимание. Арутюнян — опытный специалист, который не только умеет работать с техникой, но и психологически тонко настраивает спортсменов.

Брайан Орсер, несмотря на все свои достоинства, вряд ли является объектом желания Шомы в качестве тренера. Ему просто может не позволить сделать такой шаг японская федерация, для которой будет иметь важное значение мнение лидера команды Юзуру Ханю, давно работающего с Орсером.

Почему именно Тутберидзе?

Шома Уно / Фото: © globallookpress.com

При том, что Шома сейчас очевидно находится в не лучшем своем состоянии, его резюме от этого не станет беднее на заслуги. Там по-прежнему будут значиться серебро олимпиады, медали чемпионата мира и финала гран-при.

Он, конечно, рискует, но не больше, чем любой другой меняющий тренера фигурист.

Выбор в пользу «Хрустального» говорит в первую очередь о том, что Шома нацелен на результат и результаты учеников (или будет пока справедливее сказать — учениц) Тутберидзе его вдохновляют.

Теперь осталось только понять, зачем самой Тутберидзе взрослый японский одиночник. Ведь согласившись с ним работать, Этери Георгиевна автоматически принимает на себя все возможные репутационные потери и риски падения результатов своего нового именитого ученика.

На мой взгляд, для Тутберидзе это профессиональный вызов. У каждого в карьере бывают ситуации, когда предлагется решить амбициозную задачу такой сложности, какую прежде не доверяли. Одновременно волнительно, почетно и ответственно. И страшно — вдруг не справишься?

Тутберидзе никогда прежде не работала с мужчинами-одиночниками настолько высокого уровня. У нее реально может получиться с Шомой Уно хотя бы потому, что японцы фантастически дисциплинированы и работоспособны. Именно эти качества — одни из главных составляющих в формуле успешного результата Этери Георгиевны.

Не будут ли против федерации России и Японии? 

Этери Тутберидзе / Фото: © globallookpress.com

Интересно, как воспримут Шому в «Хрустальном» в долгосрочной перспективе в Федерации фигурного катания на коньках России. Это может вызывать опасения с точки зрения соперничества в мужском одиночном и распределения ресурсов тренера и школы. Ведь работа с японским фигуристом поначалу будет отнимать у Этери большее время хотя бы из-за языкового барьера.

Впрочем, положение Тутберидзе сейчас позволяет ей если не диктовать свои условия, то, по крайней мере, иметь право голоса.

Что касается Федерации Японии, то они заинтересованы бить наверняка и не позволят спортсмену принять неоправданное решение. До Олимпиады остается 2 сезона. Здоровье первого номера сборной Юзуру Ханю вызывает опасения, и некому, кроме Уно, передать в случае форс-мажора знамя лидера.

Прецеденты были? 

Последняя на данный момент спортсменка из Японии, которая работала с российским тренером — Мао Асада. Татьяна Анатольевна Тарасова помогала ей готовиться к Олимпиаде-2010. Асада стала второй в Ванкувере и выиграла чемпионат мира, после чего они с Тарасовой пришли к соглашению прервать сотрудничество.

Читайте также: