«Спортсмены не понимали, почему их убирают». Артем Истомин — о готовности Логинова и Елисеева, отсутствии хода у молодежи и психозе на тренировках

«Спортсмены не понимали, почему их убирают». Артем Истомин — о готовности Логинова и Елисеева, отсутствии хода у молодежи и психозе на тренировках
Артем Истомин / Фото: © СБР
Прогресс есть, некоторые выгорели, все будет понятно к Оберхофу.
  • Весной 2018 года Анатолий Хованцев привлек к работе с мужской сборной 23-летнего Артема Истомина.
  • Это сразу же вызвало волну критики в соцсетях, базирующейся лишь на юном возрасте Истомина.
  • Осенью 2018 года Истомин дал первое в новой роли интервью, рассказав matchtv.ru о том, чем занимается в команде, и почему возраст в этом вопросе не является решающим фактором.
  • Спустя год мы встретились с Артемом в Эстерсунде и поговорили о том, что произошло в жизни молодого специалиста за это время и как строилась работа с командой при подготовке к сезону 2019/20.
Артем Истомин / Фото: © СБР

— Вы пришли в команду молодым специалистом и говорили, что ребята приняли нормально. Сейчас уровень доверия вырос, или наоборот: кто-то разочаровался в прошлом сезоне, и им пришлось заново доказывать вашу компетентность?

— О доверии, наверное, лучше спросить спортсменов. Но по моим ощущениям, мы работаем очень плотно и с основой, и с резервом. Думаю, что с доверием все в порядке, мы общаемся, парни все рассказывают, как прошла тренировка, какие ощущения. Я даже просто из их рассказов понимаю, насколько эффективна была работа.

— Год назад вы говорили, что для реализации того подхода, который исповедуете вы с Анатолием Хованцевым, нужно два сезона, только тогда будет заметен результат. Один сезон прошел, второй начался. Признаки этой реализации уже заметны?

— Да, то направление, которое предложил Хованцев в этом году, уже начинает давать свои плоды. Конечно, сейчас по первым стартам нельзя объективно оценивать готовность тех же Латыпова и Поршнева, но по тестированиям, контрольным стартам эти ребята очень сильно спрогрессировали. Елисеев тоже вырос в этом году, причем именно в тех компонентах, на которые делает ставку Хованцев. Общий фон команды на сегодняшний день выше, и мы надеемся, что на следующий год вся команда будет конкурентоспособна на уровне лидеров мирового биатлона.

— У кого из парней отклик на предложенную нагрузку был наиболее ярким, а с кем пришлось повозиться?

— У нас в команде есть взрослые ребята с очень высокими аэробными возможностями, это Логинов и Гараничев. Подход в работе с ними отличается, направление, предложенное Хованцевым, им не совсем подходит, и поэтому работа для них была скорректирована. Хороший отклик был у Елисеева, Латыпова и Поршнева. Говоря о последнем, хочу заметить, что этот сезон — первый, когда у Никиты не было сбоев в переносимости нагрузок в плане здоровья. Он отработал всю предсезонку, ни разу не заболев, и постоянно рос в динамике показателей, срезов работоспособности.

— Ход Поршнева пока, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

— Это повторение прошлогодней истории, того же, что было и у Латыпова. Год назад мы делали контрольные тренировки, на которых Латыпов выигрывал у всех, включая Логинова. В этом году то же самое — Поршнев и Латыпов выигрывали у всех на контрольных стартах, тестовых гонках, интервальных тренировках. Но приехав на Кубок мира, они начали пытаться выжать из себя то, чего в принципе пока нет, прыгнуть выше головы. Задача стоит — сделать то, что ты уже умеешь, а они начинают как-то иначе работать на огневых рубежах, придумывать что-то по дистанции, включаться на тех отрезках, которые должны проходить спокойно, в результате там, где нужно ускоряться, наоборот — проигрывают. Все, что наработали, уходит. Парни пока просто не готовы психологически.

— Это случайно не типичная для нашего спорта история, когда опытные ребята на контрольных стартах и отборах напрягались ровно настолько, чтобы это не вызывало вопросов, сохранили себя для сезона, а молодежь просто выгорела еще до первого этапа КМ?

— Насчет выгоревших — соглашусь. А вот насчет старших, которые не выжимали себя на 100%, я не согласен. Мы же всех тестировали и по лактату, и по пульсу, видя, что ребята выходили на свои максимальные значения. Так что это мнение можно сразу отбросить. А произошедшее с Эдуардом и Никитой объясняется просто — они приехали сюда, и за два дня до первого старта уже горели бежать.

Евгений Гараничев / Фото: © PETTER ARVIDSON / imago-images.de / Global Look Press

— Гараничев.

— Он показал свой текущий уровень, Евгению пока не хватает интенсивной работы. Сейчас мы находимся на этапе, когда он имеет очень хороший объем аэробной работы и через соревнования будет добавлять.

— Понятно, почему интенсивной работы не хватает Логинову — у него была травма локтя. Почему эту работу не смог сделать Гараничев?

— У него была такая возможность, но Евгений сам по себе спортсмен, с которым уже второй год приходится бороться в направлении более спокойного проведения низкоинтенсивных тренировок, он все время завышает нагрузку. Если брать мощность, то он всегда работает где-то в средних зонах, даже на длительных тренировках. Но когда ты бежишь гонку, то в средней зоне не работаешь, уходишь выше. После гонки Женя сам понимает, что интенсива достаточно и нужно просто погулять по трассе.

— То есть правильная поляризация нагрузки у Гараничева возникает только в соревновательном сезоне?

— Совершенно верно.

— Матвей Елисеев сказал, что только после отбора в Тюмени понял, что вы от него хотели в плане техники. Так что вы от него хотели?

— Мы работаем над этим еще с прошлого года, с подготовки к ЧМ. Тогда он уже понял, что необходимы изменения, и начал воспринимать мои советы. Все сводится к его работе на подъемах. Он очень сильно расходует энергию на этих участках. Мы начали его корректировать, собрали ноги, колени, исправили работу корпуса. Раньше он просто «ложился» на подъем, а сейчас появился прокат. Еще в прошлом году он поймал это на равнинных участках и пологих подъемах, а в этом мы дошли до подъемов покруче.

Эдуард Латыпов / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— В чем основная идея этих корректировок?

— Я объясняю это спортсменам так: «Вы должны чувствовать, что идете на высокой скорости, не сильно расходуя энергию». И это педагогика, потому что очень сложно объяснить спортсмену, который считает, что он уже сформировался, необходимость изменений. И для этого я даже придумал специальную тренировку.

— Что за тренировка?

— Предыстория такая: мы анализировали прошлогодний этап в Анхольце, там есть после рубежа пологий тягун, который занимает порядка трех минут, чуть больше. Работа в него идет одновременным одношажным ходом, то есть спортсмен толкается палками под каждый шаг. Латыпов на каждом круге проигрывал в этот подъем 25 секунд, это за три минуты очень много. Поэтому летом перед спортсменами была поставлена задача: повысить эффективность передвижения одновременным одношажным ходом на пологих участках. Эти участки есть почти на всех трассах КМ, в том числе и здесь, в Эстерсунде, на второй половине круга.

Для того, чтобы решить эту задачу, была придумана работа, которую мы проводили в Тюмени. Вышли на длительную тренировку, и я сказал парням, что на каждом круге в пологий подъем они должны заезжать одновременным одношажным в первой зоне интенсивности, то есть держать лактат на уровне 1,3 ммоль/мл, это достаточно мало. Задача вызвала следующий диалог:

— А как нам это сделать?
— Не знаю, это ваша проблема, как вы будете это делать. Но нужно сделать.

— Хоть кто-то «попал» с первого раза?

— Никто, все завысили. Очень много было психоза поначалу. Но затем у кого-то начало получаться, и ребятам самим это стало интересно, они завелись, почему у одних получается, а у других нет.

— У кого получилось первым?

— У Латыпова. И уже здесь, в Эстерсунде, на индивидуальной гонке, на четвертом круге он показал абсолютно лучшее время подъема в пологий тягун. И если суммировать все круги, то он на этом отрезке проиграл Фуркаду всего 10 секунд.

— Полтора года назад, когда Хованцев предложил идею низкоинтенсивной работы, выполнение поставленных задач было проблемой, об это говорили, не скрывая. И судя по тому, что вы рассказали, эта проблема все еще актуальна, так?

— Она сейчас уже в другом плане актуальна (смеется). Теперь парни понимают, что нужна низкая интенсивность, но забывают о том, что они гонщики и должны не гулять, а катить. Не нужно попадать в низкую интенсивность за счет медленного хода, нужно искать такую технику передвижения, которая позволит экономично прикладывать усилия и получать хорошую скорость, не завышая при этом интенсивность. Нужно ловить прокат.

Я всегда напоминаю ребятам, что они гонщики, и их это заводит. Мы же проводим в предсезонке полгода, и это очень сложно, готовиться без гонок, без понимания того, что ты можешь в условиях соревнований. Мы сейчас пытаемся добавить дополнительные контрольные старты, используем для этого отборочные соревнования, на следующий год планируем еще больше стартов.

Есть и еще одна проблема, мы же гонки бежим на достаточно высоком уровне нагрузки, и нужно обеспечивать работоспособность организма в этом режиме. Например, Матвей Елисеев у всех выигрывает в скорости передвижения на уровне ПАНО. Но выше этого уровня он пока долго мощность держать не готов, и тот ажиотаж, который сейчас после двух личных гонок поднялся вокруг Матвея, когда его называют чуть ли не новым лидером сборной, сильно преждевременный. Он пока не элитный спортсмен, не на уровне топов, и думаю, что не стоит ждать от него какого-то суперуспеха в этом сезоне. Конечно, он будет бороться в каждой гонке, но в плане своих аэробных возможностей он пока не на том уровне, чтобы в каждой гонке конкурировать с лидерами. Он слишком быстро закисляется на длинных спуртах. С короткими ускорениями у Матвея все хорошо.

Александр Логинов / Фото: © Johan Axelsson / ZUMA Press / Global Look Press

— Логинов.

— У Саши очень хорошие природные данные. Сейчас, после травмы и связанного с ней пропуска тренировок, у него упала аэробная мощность, и он не может долго держать определенную скорость. Но из положительных моментов, говоря о прогрессе Логинова в этом году, могу отметить его спринтерские качества. Если тщательно проанализировать прошлый сезон, то становится ясно, что выйдя с кем-то в финишный коридор, Саша чаще всего проигрывал. Сейчас в этом компоненте он добавил, и я надеюсь, что, когда он наберет форму после травмы, это позволит ему конкурировать, в том числе, и в спринтах на дистанции.

— Бабиков в интервью сказал, что в сборной есть спортсмены, которые, тонко чувствуя свой организм, могут отойти от общего плана, имея в виду Логинова и Елисеева. Индивидуализация возможна только для этих двух спортсменов или для всех?

— Она возможна для каждого. Сергей Белозеров до этого поработал с Поршневым и Латыповым и много рассказал мне про этих спортсменов. Поршнев для меня в этом году вообще открылся заново, я еще в прошлом сезоне не понимал до конца те точки, на которые нужно надавить, чтобы получить прогресс. Сейчас это понимание есть, Белозеров с ним согласен, и на следующий год мы будем работать в Поршневым именно в этом направлении. Речь о силовой работе.

— Глядя на Поршнева, предположу, что у него с силовыми могут возникнуть проблемы.

— Ну только если в плане набора мышечной массы. А именно с силовыми показателями у него все нормально, и он еще вырастет.

Хочу добавить про Логинова и его уникальность. Когда в прошлом году Саша был на подиумах, все говорили про него. Сейчас неплохо выступил Матвей, и все заговорили про него. Завтра прорежется Латыпов, и заговорят про него. Но они же все уникальны.

— Что произошло с Малиновским? Он провалился на отборе.

— В первую очередь это связано с его неуемным желанием тренироваться. Порой он не понимает, что нужно остановиться. В этом году он проделал очень много аэробной работы, и это помешало ему набрать скорость, он оказался слишком загружен. Если остальным для подведения к стартам хватило двух-трех интенсивных тренировок, то ему нужно больше. Сейчас мы видим, что на Кубке России он начинает разбегаться, но это уже поздно с точки зрения отбора на декабрьские этапы. Плюс у Игоря есть технические проблемы, которые очень сложно исправить и нам, и ему. Но я, кажется, нащупал подход, и если на следующий год получится с Игорем поработать, то думаю, что получится технику исправить. А если говорить о подходе к тренировкам, то тут ему нужно самому с собой разобраться.

Антон Бабиков / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Бабиков и Малышко, два достаточно возрастных спортсмена, как складывалась работа с ними?

— Они уже состоявшиеся биатлонисты, Дима — олимпийский чемпион, Антон — чемпион мира. С такими спортсменами нужно договариваться, им уже не прикажешь. Нужно многое объяснять, и они всегда все подвергают сомнению. Это хорошо, когда спортсмен знает, что ему нужно, как Логинов. Малышко и Бабиков себя до конца не изучили, и поэтому есть сложности. Организм Малышко очень непредсказуемо реагирует на нагрузку, например, летом все вроде идет нормально, а затем вдруг происходит срыв. Мы «отпускаем», даем ему восстановиться и затем начинаем снова. Происходят качели, потому что прогнозировать отклик не получается. Но опять же, мы, кажется, нашли подход, и сам Дима говорит, что в этом сезоне чувствует себя лучше.

— Елисеев обронил фразу, что спортсменов в команде много, а тренеров мало, и не получается у вас работать с каждым достаточно плотно и индивидуально. Согласны с этим?

— Конечно, и это не только мое мнение. Даже Маркус Крамер, когда ему в команду поставили дополнительных спортсменов, оказался в ситуации, когда ему не хватало времени на каждого. Индивидуально тут уже не получится, нужно использовать групповой метод. Можно разбить команду на группы, и уже этим группам давать индивидуальные задания. Мы так и делали летом. Но даже тут возникли проблемы, потому что спортсмены задавали вопросы: «Почему те делают одно, а мы другое? Почему вот эта пара ребят ездит сегодня быстро, а мы ходим пешком? Мы тоже хотим быстро, нам тоже нужна скорость!». Начинаешь им объяснять, но все причины донести не всегда получается, спортсмены же мотивированы, они живут конкуренцией.

И вот с Елисеевым как раз в этом плане проще. Ему сказали, он согласился и работает. С другими… чуть поинтереснее. Но я надеюсь, что на следующий год у нас команда будет поменьше, количество спортсменов на душу тренера сократится, все-таки дело идет к Олимпиаде, и нужно работать более точечно.

— Вы уже полтора года с командой. Во взглядах что-то изменилось по сравнению с тем Истоминым, который пришел весной 2018 года?

— Появился опыт, аналитический взгляд на происходящее. Мне кажется, что в нашей системе образования не хватает именно аналитического мышления, то есть способности вычислить главное. В этом году я чувствую, что вырос в плане анализа. Взгляды особо не поменялись, но знания начинают оттачиваться, я лучше понимаю, что нужно делать в подготовке, как планировать нагрузку.

— Приход Сергея Белозерова что-то изменил в тренировочном процессе?

— Направление осталось то же, просто изменился немного подход. У Белозерова на развивающих работах он сам не знает, какой объем в итоге сегодня выполнит спортсмен. Он ставит ему коридор интенсивности и следит, чтобы спортсмен оставался строго в нем. Поэтому на тренировках идет тотальный контроль, под запись. Фиксируется все, на каждом интервале, каждом круге — средний пульс, максимальный пульс, лактат и так далее. Как только спортсмен не может обеспечить нужную мощность, не завышая пульс и лактат — его тренировка закончена.

— Предположу, что этот подход тоже поперву вызвал раздражение, потому что некоторых спортсменов приходилось убирать с тренировки очень быстро, а они были готовы продолжать.

— Да, и это первое, с чем пришлось столкнуться. Спортсмены не понимали, почему их убирают с тренировки.

— У вас уже теперь большой опыт борьбы с непониманием спортсменами того, что от них хотят тренеры. Как с этим бороться?

— Все просто, нужно отдавать это на откуп спортсмену. Говоришь ему, что он может делать как считает нужным, но на следующем тестировании результат будет хуже, что он может это проверить и убедиться. Но это же результат спортсмена, его жизнь, а не тренера. Тренер может только помочь.

— Рассказывали, что в прошлом году вы днем работали с командой, ночью читали научные работы и в итоге спали два часа в сутки, едва не довели себя до нервного срыва. Сейчас хоть высыпаетесь?

— Не два часа, а четыре (смеется). Но да, было такое время, мне нужно было получить определенную информацию, и чтобы это сделать, требовалось найти несколько статей по этой теме, дабы убедиться в правильности своих мыслей. Сейчас сплю нормально, все хорошо.

— Последний вопрос. Сейчас в готовности команды наблюдается большой разброс, от Логинова до Бабикова 2.20 ходом в индивидуальной гонке. Вы для себя определили точку в сезоне, когда команда должна «собраться», когда готовность ребят должна быть уже более компактной, отстающие должны подтянуться?

— Для меня такой точкой будет этап в Оберхофе, потому что после него будет уже не так много времени для подготовки к ЧМ, для выведения команды на пик.

Читайте также: